В гостях у Евгения Савостьянова

Савостьянов Евгений Михайлович. Медицинское училище - фельдшерская школа. Рязань. 50-е годы 20 века.
В августе 2009 года мы приехали в Старое Киркино в надежде собрать новую информацию о селе и его жителях. В наших планах было навестить одного из старейших жителей села – Евгения Михайловича Савостьянова. Хмурым августовским днём мы отправились искать его усадьбу. Немного поплутав по полям и посадкам, мы очутились в небольшом лесочке и увидели человека в черном халате и с палкой в руках. Как оказалось, это и был сам Е.М.Савостьянов. Мы представились, и он повел нас к своему дому.
Евгений Михайлович сразу произвёл впечатление доброжелательного и приятного человека. Узнав о цели нашего визита, он с удовольствием был готов рассказать всё, что знает, и показать свои фотоальбомы. За плечами Савостьянова интересная и насыщенная жизнь. Он окончил Московский институт физкультуры и Рязанский медицинский институт им. И.П.Павлова, работал в областном комитете физкультуры инспектором и тренером, принимал участие во многих соревнованиях по лыжам, а затем преподавал в радиотехническом институте. Сейчас он на пенсии и каждое лето проводит в Старом Киркино, где ему очень нравится.
Подойдя к своему участку, Савостьянов начал не спеша рассказывать обо всём по порядку. Мы тем временем осматривались, и наше внимание сразу привлекло то, какие вокруг были чистота и порядок. Всё чинно и благородно, видна рука рачительного хозяина. Около усадебного дома растут садовые деревья: яблони, груши, сливы, вишни. Тут же недалеко и огород. Вокруг разбросаны симпатичные цветники, проложены чистые и опрятные дорожки. Евгений Михайлович очень любит свой сад и гордится им. Он рассказал нам, как сажал эти деревья и как за ними ухаживал, сколько им лет, какой урожай приносит та или иная яблоня или вишня. О каждом кусточке он говорит нежно, с любовью. Рядом с садом находится пасека, на которой стоят несколько ульев. Пчеловодство – давнее занятие семьи Савостьяновых. Это увлечение перешло к Евгению Михайловичу по наследству. Ещё его покойный отец занимался пчеловодством, а потом этим увлекся и его сын – Евгений Михайлович. Вот уже десять лет собирает он мёд со своей пасеки. За ульями видны яблони. Хозяин с гордостью поведал нам о бархатистых коричневых яблоках, которые растут у него в саду. При этом Евгений Михайлович то и дело предлагал нам взять с собой яблоки и груши. Мы благодарили и вежливо отказывались.
В нескольких местах я заметил интересные сооружения из огромных валунов, вокруг которых висели массивные якорные цепи, а внутри находились цветники с яркими и красивыми цветами. Смотрелось замечательно. Всё это было сделано сыном Евгения Михайловича, который живёт в Рязани, но навещает отца и помогает ему в хозяйстве. Также сын помог ему построить гараж, уютную баню, душ, хозяйственные помещения. Рядом с домом виднеется сарай, где на веревке висят лук и чеснок. Тут же – будка для собаки лайки, которая вольготно бегает по участку и приветствует нас звонким лаем.
В нескольких местах я заметил интересные сооружения из огромных валунов, вокруг которых висели массивные якорные цепи...
За домом – вольеры с кроликами. Кролики больших размеров тихо сидели в клетках, совершенно не двигаясь. Вид у них какой-то грустный. Оказывается, в этом году некоторые из них чем-то болеют, и поэтому такие чересчур спокойные. Что за болезнь, Евгений Михайлович не знает, но предполагает, что это какая-то инфекция. Раньше, по словам Савостьянова, крольчихи приносили в год по 7-8 крольчат, а в этом году нет ни одного. К тому же одна большая крольчиха даже съела своего детёныша – видимо, что-то у неё с головой не в порядке.
Осмотрев владения, мы направились в дом, чтобы побеседовать с хозяином и ознакомиться с фотоальбомами. Дом представляет собой два строения: одно старое дореволюционное и другое более новое, 50-х годов прошлого столетия. Старое здание – это сама русская история, старые стены, перекрытия, потолок, комнаты и русская печь. Что-то былинное чувствуется во всем этом. Эти стены помнят многое. В небольших комнатах по стенам висят фотографии родителей Евгения Михайловича и его родственников. Тут же старинные часы, видимо отслужившие свой век – сейчас они не ходят, и стрелки застыли на потускневшем циферблате. Шкаф, стол, кровать, стулья не первой молодости. На тумбочке виден телевизор, который хорошо принимает две программы, и вечерами Евгений Михайлович наслаждается веселыми и задорными телепередачами. Хозяин показал нам свою любимую комнату со старинным шкафом и старомодной железной кроватью, заметив, что зимними ночами предпочитает спать на печке.
Затем все переместились на веранду. Там было светло и уютно. Савостьянов вновь предложил нам перекусить и выпить чайку. Мы снова отказались, так как в этот день ещё предстояло побывать у одних знакомых. Евгений Михайлович пошел искать фотографии и вскоре вернулся с несколькими объёмистыми альбомами. Затем он снабдил нас бумагой и ручками. Мы расселись и приготовились смотреть фотографии и слушать любезного хозяина дома. Фотографий было довольно много, и о каждой Савостьянов старался что-то рассказать. Одни фото были посвящены его родственникам и родителям, на других, пожелтевших от времени, красовались школьники довоенных времен вместе с юным Женей Савостьяновым. Попадались и совсем старые фотоснимки на твердой бумаге, правда, не очень хорошего качества. Но ведь чем старинней фотография, тем она ценней. Поэтому для нас всё представляло интерес. Надо сказать, что Евгений Михайлович помнил далеко не всех изображенных на снимках, но очень старался рассказать как можно больше. Несмотря на свой солидный возраст, память у него была неплохая, говорил он ясно и вспоминал порой очень далёкие события в своей жизни и жизни села. Интересно, что на одной фотографии был изображен хорошо одетый импозантный мужчина средних лет. Это был дальний родственник Савостьянова, фамилию которого он не помнит. Зато хорошо помнит, что этот человек в прошлом был опытный взломщик сейфов – на языке воров медвежатник. Работал только по-крупному – брал кассы с большими деньгами, вскрывал сейфы с драгоценностями и ценными бумагами. Но вот попался, и после войны его осудили на 5 лет. Что было дальше – неизвестно. Вероятно, после пребывания в лагерях он заболел и вскоре умер.
Часть фотографий была посвящена физкультурной деятельности Евгения Михайловича. Вот он на лыжных соревнованиях, на кроссе, в окружении известных спортсменов и начинающих учеников. Вот тренирует молодых спортсменов, а вот выступает в качестве гимнаста. В молодые годы Савостьянов был в отличной спортивной форме, много бегал, легко поднимал двухпудовые гири, не раз выступал на соревнованиях, в том числе и в Москве. В мединституте был тренером волейбольной команды, проявил себя как гимнаст и лыжник. Он не раз отмечался грамотами и наградами. В альбоме мы видели несколько почетных грамот за участие в различных соревнованиях. А ещё увлекался охотой, бродил по полям и лесам в поисках дичи, хотя, по его словам, больше наблюдал, чем стрелял.
Мы просмотрели пять альбомов, и сделали кучу фотографий, но на этом беседа не закончилась. Закрыв последний альбом, Евгений Михайлович принялся вспоминать свою жизнь и попутно рассказывать о своих друзьях и соседях по селу. Видимо, старые снимки взволновали его, всколыхнули воспоминания о былой жизни. Он заговорил о своем соседе Толе Тюнееве, дом которого стоял поблизости. С Тюнеевым они вместе учились в школе, играли, дружили, вместе ходили на рыбалку. К сожалению, его детских друг погиб в автокатастрофе. Вспоминал, как учился в школе, как проводил время вместе с товарищами. Сетовал на то, что сейчас молодежь, особенно школьники, много курит и сквернословит, а в его время ребята вели себя скромнее – никто не курил, разве что баловались, да и не матерились.
Затем Евгений Михайлович заговорил о событиях дореволюционной жизни села. Послушать его было очень интересно. Говорил он увлеченно, с жаром, как будто всё происходило вчера.
В Коровине до сих пор можно видеть остатки усадебных строений и парк с прудом. Всё это когда-то принадлежало князю Гагарину. Надо сказать, что род князя очень древний. Возможно, представители этого княжеского рода были известны ещё при дворе царя Ивана Грозного. А сам князь был человеком богатым и деятельным. У него в Рязанской губернии было несколько имений. Там, где сейчас поселок Пролетарский, когда-то располагался его спиртзавод. Рядом с Киркино проживала помещица Коровина, у которой также имелся спиртзавод. Князь разводится со своей первой женой и вторично женится на Коровиной. После этого оба предприятия объединяются, и создается крупное общее хозяйство, которое приносило немалый доход.
Пруд в Коровино (поселок им. Ильича). Сентябрь 2009 г.
Коровинское поместье Гагарина было не только обширным, но и привлекательным – красивый усадебный особняк, роскошный парк с изумительным прудом, в котором плавали белые лебеди, огромная конюшня в форме эллипса. Возле конюшни находилась оригинальная поилка для английских лошадей с фонтаном посередине. Чистая прозрачная вода вылетала из фонтанов, разлетаясь во все стороны и образуя прекрасный вид со стороны парка. От конюшен была проложена ухоженная дорожка, ведущая в сторону местного леса. Там, в тиши раскидистых деревьев, находилось чудо коровинской усадьбы – ипподром. Ипподром представлял собой огромную территорию, примерно в 10 гектаров, на которой происходили скачки и конные состязания.
Все барские владения охранял отряд, состоящий из черкесов. Они регулярно объезжали все княжеские участки и зорко смотрели за порядком. Никто из сельчан без разрешения князя не мог ступить на земли, принадлежащие Гагарину. И вот однажды, как рассказывают, между охранником и местным жителем произошел какой-то конфликт. Что явилось причиной этому, никто уже не помнит, но мирным путём уладить дело не удалось. Конфликтная ситуация достигла своего апогея, и дело закончилось трагически. Во время перепалки черкес-охранник убил мужика. Об этом сразу стало известно в округе. Поднялись мужики и стали искать старого князя. А в это время князь Гагарин ехал на своей повозке на железнодорожную станцию по делам.( недавно открыли железнодорожное сообщение от Москвы до Павелеца). Князь очень спешил, и его тройка мчалась, как ветер. Толпа разъяренных сельчан кинулась было навстречу проезжавшему хозяину, но не смогла его остановить. Тогда один из мужиков бросил в сторону князя вилы и попал ему в бедро. Раненый Гагарин продолжил путь, но вскоре вынужден был остановиться. Ситуация была накалена до предела, и старого князя приютил и спрятал местный священник.
А в это время возмущенные мужики бросились искать князя в его усадьбе, но там его не обнаружили. Гагарин же, не теряя времени, связался с Рязанским губернатором и объяснил ситуацию. На следующий день в Коровино прибыла рота солдат и полицеский для расследования происшедшего. Бунтовщиков построили в ряд, и не стали долго себя утруждать тщательным расследованием. Дело закончилось тем, что 25 человек было отправлено в ссылку, причем неизвестно, все ли они были виноваты или нет. Жаловаться было бесполезно, пришлось подчиниться. Вот так все и кончилось.
В Старом Киркино возле Покровской церкви стоит дом, в котором когда-то жил местный священник. После закрытия церкви в этом помещении разместилась школа-семилетка, куда ходил и Савостьянов. Все в селе называли это здание поповским домом. 3 февраля 2007
В Старом Киркино возле Покровской церкви стоит дом, в котором когда-то жил местный священник. После закрытия церкви в этом помещении разместилась школа-семилетка, куда ходил и Савостьянов. Все в селе называли это здание поповским домом. В дальнейшем там разместился молокозавод, который активно выдавал молочную продукцию. Дом этот существует и по сей день. Так вот, до войны в летнее время в этом доме проходили военные сборы допризывников. Сюда приезжали ребята с разных деревень – с Покровского, Чуриков, Грязного. Здесь они временно жили и занимались военной подготовкой. Евгений Михайлович помнит, как проходили такие учения. В один год приехало около 200 человек, и всех разместили в поповском доме. Как они там все поместились, остается загадкой. Через пару дней начались учения. Всех участников разделили на две большие группы: по правилам одни должны были атаковать, а другие обороняться. Было любопытно наблюдать за ходом учения. И юному Жене Савостьянову тоже было интересно посмотреть на эти военные игры. Он забрался в местный лесок, откуда хорошо было видно поле сражения, и с упоением смотрел на “боевые действия”. И вдруг к нему подошли ребята-бойцы и попросили тайными тропами провести их в лагерь условного противника. Женя с удовольствием повёл их через лес. Но через некоторое время группа “противника” их обнаружила и зашла к ним с тыла. Видимо, где-то Савостьянов ошибся в расчетах, а может быть, те ребята были чуточку хитрее и опытней.
Вспомнил Евгений Михайлович и грозные военные годы. В Старом Киркино ведь побывали фашисты, но как-то долго не задерживались. Попеременно село брали то наши, то немцы. Савостьянов помнит, как с самолета немцы сбрасывали листовки, а он, будучи мальчишкой, их подбирал и сжигал. Так продолжалось несколько раз. А однажды во время отступления наших войск в район Пронска в селе появилось несколько бойцов Красной Армии. Среди них один был ранен в ногу и не мог ходить. Семья Савостьяновых разместила их в своем доме на несколько дней. Каждый как мог помогал солдатам и ухаживал за раненым. Когда нога зажила, и боец снова смог ходить, солдаты покинули дом Савостьяновых, поблагодарив хозяев за заботу. Им надо была примкнуть к своей части, которая находилась в Пронске. В окрестностях села периодически шныряли немцы, надо было спешить, а раненый мог идти только медленно, давала знать больная нога. Места здесь открытые, леса совсем мало, и все люди на виду. И вот, когда бойцы пересекали поля, то проезжавшие на машинах немцы стреляли по ним из автоматов. Укрыться было негде, и видимо, многие, погибли под огнем врага.
Старое Киркино делилось на улицы или слободы, которые имели свои названия. Так, район, где живет Савостьянов, назывался Чурички, где стояло 16 домов. Когда-то там протекала речка, а на бугре стояла мельница, рядом с которой находились амбары. В речке можно было купаться, вода была чистой и прозрачной. На другом конце села находилась слобода Мочилы. Вокруг располагались пять ям с водой, наподобие водоемов. Там мочили коноплю, отсюда и название Мочилы. В этом месте часто проваливалась земля, образуя пруды. Сейчас от этих прудов ничего не осталось. Такая же картина, по словам Савостьянова, была когда-то и в Покровском. В окрестностях села добывали торф, и юный Женя Савостьянов тоже принимал в этом некоторое участие. Торф выкапывали несколько лет, и земля в тех местах стала рыхлой, обвалы могли случиться в любой момент. Однажды так и произошло. На лугу возле речки Керди паслись коровы, и вот, как рассказывают очевидцы, неожиданно затряслась земля, и почва стала оседать и проваливаться. Пастухи вскочили и испугались за скот, который мог тоже провалиться и погибнуть. Они стали спешно отгонять коров в безопасное место. На месте провалов образовались несколько озер с чистой водой. Позже местные мужики пытались определить глубину водоёмов. Они связывали тяжелые железяки и опускали их в озеро, пытаясь достать до дна. Но ничего не получалось. Видимо, там было глубоко.
После войны Евгений Михайлович продолжал учиться и помогал работать в колхозе – косил траву, трудился на пашне, собирал картофель. Потом поступил в медучилище и в институт физкультуры. Сейчас на пенсии, чувствует себя бодро, по мере сил занимается садоводством, разводит пчел, да и по домашнему хозяйству забот хватает. Живет в Киркино и очень любит свой уютный дом. Надеемся с ним ещё встретиться.

Олег Полонский, август 2009 г.
Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (3 голосов, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий