Оккупация Павелково

В первые месяцы войны советские войска отступали. В конце ноября они пришли в деревню Павелково. В одном из домов был создан штаб. Но вскоре разведка доложила, что немцы начинают наступление, и наши войска были вынуждены отходить в сторону Печерников, где шли бои. Немцы остановились в бывшем районном центре с.Грязное. Откуда они и приходили в Павелково. Жители деревни снимали со стен фотографии своих близких и родных, которые были военными и ушли на фронт, одевались в старое тряпьё, так как. боялись, что немцы отберут хорошую одежду. Таких случаев было много. Прятали продукты питания, скот. В основном немцы забирали поросят и кур.
Официальной оккупации деревни не было. Немцы пробыли здесь недолго. Наступление началось 7 декабря. Три дня и три ночи советские войска проходили через деревню. До сегодняшнего дня живы очевидцы тех событий. Это Савинова Галина Сергеевна, Михеева Александра Андреевна, Трушкина Татьяна Федоровна, Митин Юрий Сергеевич.
Из воспоминаний Савиновой Г.С.
Савинова Г.С.
Савинова Г.С.
“Когда началась война, мне было 17,5 лет, я училась в девятом классе. В деревне была мобилизация, все мужчины ушли на фронт, остались одни женщины, старики и подростки. Мы ходили работать в колхоз за трудодни, за которые ничего не получали. Семья наша была большая, состояла из шести детей и матери, отец умер. Старший брат служил в армии, был летчиком, он присылал нам 500 рублей, на эти деньги мы и жили. В деревню немцы пришли в начале декабря. Они ходили по домам, просили яйца, кур, овечнину. У Паморинова Коли, 14-летнего подростка, сняли сапоги прямо на дороге. Мы старались одеваться похуже, носили старье. В Грязном находились склады с зерном. Мы украдкой ходили взять немного зерна, чтобы не умереть с голода. На железной дороге стояли цистерны с керосином, над которыми часто летали немецкие самолеты. Мы очень боялись, прятались от страха в ямы. В деревне у нас в каждой семьи были вырыты окопы. Во время перестрелки мы там прятались. Немцы в деревне пробыли недолго. Хорошо, что они не задержались. Жизнь в деревне была тяжелой. Собирали прошлогоднюю картошку, колоски. Хлеб в магазинах продавали по 400 грамм на человека. Вместо сахара продавали сахарин. Вот так нам пришлось прожить военные и послевоенные годы”.
Из воспоминаний Михеевой А.А.
“Когда началась война, я была совсем маленькой. Но я все хорошо помню и по сей день: как мужчины уходили на войну, оставив одних женщин, стариков и детей. Скоро в наш дом пришло горе – мой дядя Павел Захарович работал в Москве милиционером и погиб при бомбежке, выполняя свой милицейский долг. Я помню, как плакали бабушка, мама, брат и я. Папа мой ушел добровольцем, он тоже работал в Москве. Мы остались одни: бабушка, мама, брат, которому было 13 лет и я. Я помню, как в нашу деревню пришла немецкая разведка. Они были на мотоциклах. Ходили по домам и спрашивали: “Есть русский солдат?”. Приходили и в наш дом; это было в декабре 1941 года. У них были автоматы. Один вошел в комнату, другой немец стоял у двери в сенях, на голове у них были белые платки для маскировки под снег. В деревне немцы пробыли недолго, так как скоро пришли наши солдаты. Началась небольшая перестрелка. В этой перестрелке сгорело 2 дома, двое убиты: девочка и мужчина. Погибло еще два наших солдата. Их закопали в окопе у одних хозяев, недалеко от нас. Один был командиром, другой простой солдат. А в 1942 году весной их похоронили в братской могиле. Когда пришли наши солдаты, немцы отступили.. А через некоторое время стали приходить похоронки. В 1942 году брата отправили в Подольск на военный завод, а в 1944 году взяли на войну, ему еще не было 17 лет. В 1944 году я пошла учиться в школу. У нас не было ни тетрадей, ни учебников, ни чернил, ни ручек. Мы писали грифелем на грифельных досках. В школе решали задачи, стирали и писали домашнее задание. Вот так прошли военные годы.
Из воспоминаний Трушкиной Т.Ф.
Трушкина Т.Ф.
Трушкина Т.Ф.
“На заводе я стала работать с сентября 1941 года. Завод работал еще на полной мощности, работали под девизом “Все для фронта”. Когда немец стал подходить близко, было получено задание эвакуировать завод. Первым надо было везти котел. Стали разбирать его, так как он был обложен кирпичом. Котел разобрали, кирпич сложили на платформу. Нас всех распустили по домам. Директор наш, Дуров Сергей Дмитриевич, собрал все наши трудовые книжки, книги приходов, все ценные документы и уехал с нашими отступающими войсками. А мы все остались дома. Нас было у мамы 5 человек. Брат у меня с 1923 года, он глухой, поэтому на фронт его не взяли. Была еще одна многодетная семья – 7 человек детей. Дом у них был деревянный, а у нас кирпичный, с большим подвалом, где мы и прятались. И вот однажды, когда мама кормила всех нас за столом, (а было нас 12 человек), вдруг заходил немец. Это была их разведка. Он окинул нас взором и стал считать по-немецки: раз, два, три… потом сказал, что всех нас побьет. Я сидела в шапке, которую носят мальчики, он снял с меня шапку и бросил. И показывал на мамин платок, дал понять, что девочки должны в платках ходить, а не в шапках. Он немного постоял, посмотрел, как мы живем, потом вышел во двор и увидел кур. Приказал брату поймать их. Мама объяснила, что он глухой. Тогда он стал сам их ловить, но у него ничего не вышло, только кур распугал. Затем немец ушел, ничего нам не сделал. А потом к нам зашел еще один молодой немецкий офицер. На стене у нас висела географическая карта Советского Союза. Он стал смотреть на эту карту и перечислять города: Минск, Киев и дошел до Москвы, потом сказал: “Москва – капут”. Затем он ушел.
Дня через три мы услышали ночью шум за окном. Подумали, что это уже немецкие части пришли, стали прятаться. Я залезла на печку под дедушкин матрас. Когда мама открыла дверь, то оказалось – наши войска. Мы стали печку топить, варить картошку, чтобы накормить наших солдат. Около нашего дома был амбар, росла ветла, поставили пушку, а сказали, чтоб мы прятались подальше, так как скоро начнётся бой. Так как мы жили среди деревни, то до нашего дома пули не долетали. А вот со стороны Волосовки в начале деревни некоторые дома пострадали от перестрелки. Потери были как у нас, так и у немцев. Вскоре немецкие войска отступили, а наши пошли в наступление.
Через некоторое время пришло задание восстановить завод. Первым делом нужно было поставить котел: привезли его на место и стали обкладывать кирпичами. Собрали всех девчонок, нам было по 16-17 лет. Мы месили глину, таскали кирпичи, обкладывали котел Все делали вручную. В котел нужно было залить 10 тыс. ведер воды. Около завода была скважина, и оттуда мы носили воду. Затем следовало подняться по ступенькам и передавать друг другу ведра. А на дворе была зима К концу рабочего дня мы все обледенели, одежда была покрыта льдом. Работали по 12-13 часов и в двух цехах…
Так мы проработали до весны. Потом стало легче. Из деревень стали приходить люди устраиваться на работу. Нам приходилось работать по 12 часов в одном цеху. А когда пришло лето, то после рабочей смены мы еще и в колхоз ходили работать. Женщины днем вязали, а мы с 8 до 12 часов вечера таскали снопы в копны. Вот такой тяжелый труд у нас был. Потом на лошадях стали привозить с Малинок торф. Работали в Катино на шахтах, добывали уголь. Позже уголь стал поступать по железной дороге. Вагоны были обыкновенными, с одной дверью посерединке. Эти вагоны мы и загружали. Потом стало поступать и зерно.. Его тоже вручную выгружали. Мне было 17, весила я 50 кг, а мне на горб ставили мешок весом в 50 кг да еще и говорили: “Неси дальше, высыпай меньше, а то в вагон не поместится”. Вот в таких условиях жители трудились и никогда не жаловались. Директор наш сразу вернулся, как только немцы отступили и начал руководить восстановлением завода. С каждым годом становилось легче, к концу войны мы уже окончательно встали на ноги. Завод вышел на полную мощность. В День Победы все радовались, плакали, фотографировались. У меня сейчас цела фотография, где мы фотографировались всем заводом. Это очень памятная фотография, я очень дорожу ею. Вскоре люди стали приезжать с фронта и сразу же за работу. Работали по 18 часов. В 1945 году меня послали учиться на бухгалтера. Три месяца я училась на курсах. Потом приехала и стала работать в бухгалтерии, где и проработала 30 лет.”
24 ноября 1941 года в Павелково была перестрелка, в результате которой было убито 6 немцев и 2 красногвардейцев. Из жителей деревни были убиты Цыпляев И.В., старуха, которая везла с завода на лошади зерно, две девочки. С начала перестрелки и до утра многие жители сидели в убежище. Ночью наши войска ушли в сторону Печерников. Немцы группами по 6-7 человек приезжали на машине, которую ставили между прудом и посадкой у стога соломы, а сами пешком приходили в деревню и спрашивали русских солдат. Их комендатура размещалась в селе Грязном. Убитых они похоронили на базарной площади в Грязном. После прихода нашей армии немцы были откопаны и перевезены к салотопке, на опушке Сидоровского леса, и там брошены яму.
В период безвластия (примерно с 15 ноября до прихода немцев) все склады на станции, магазины были растащены населением. Тащили все, что попадало под руки: зерно, вещи, продукты. Колхозное имущество было поделено. Председателем сельского совета была Авданина Татьяна Петровна, председателем колхоза Цыпляев П.И. Дележом колхозного добра руководил также П.И. Цыпляев. Он мог бы стать старостой, если бы 6 декабря немцы не стали отступать.
Утром 6 декабря жители Павелково проснулись от скрипа снега, по улице шли колонны солдат, ехали машины, трактора. Немцы в Грязном сожгли здание комендатуры. А наши войска через две недели вошли в село со стороны Печерников. По распоряжению районных властей растащенное народом добро было приказано собрать, но собрана была лишь малая часть. С одной стороны хорошо, что склады были растащены народом, так как при отступлении немцы могли их уничтожить.
В колхозе в стогах стоял не обмолоченный хлеб. Вскоре после немцев в колхоз привезли нового председателя – Зенина Ивана Васильевича. За год его руководства колхоз стал первым в районе. Из деревни его перевели в другой колхоз, который являлся отстающим. В Павелково на должность председателя был назначен Тишкин Владимир Кириллович. Он руководил колхозом примерно до 1948 года. Должность бригадиров в основном занимали женщины и занимались делом.
В годы войны жители деревни Павелково работали под девизом “Все для фронта, все для Победы!”. По призыву бригадира тракторной бригады Рыбновской МТС Рязанской области Д.М. Гармаш, началось соревнование женских тракторных бригад, в котором участвовало более 150 тысяч трактористок. В этом соревновании принимало участие село Грязное. На призыв страны: “Девушки, за руль трактора – заменим мужчин, ушедших на фронт!” была создана бригада. В бригаде работали совсем молоденькие девушки.
Воспоминания одной из членов этой бригады, Корнеевой Александры Васильевны, жительницы деревни Павелково.
Гвоздкова А
трактористка Гвоздкова
Когда началась война, Александре Васильевне было 19 лет. Окончив двухмесячные курсы, она пошла работать в тракторную бригаду, которая была сформирована в селе Грязном. Бригадиром был Шеллаков Алексей. В тракторную бригаду вошло 6 человек из деревни:
Гвоздкова Александра, Цыляева Александра, Цыпляева Надежда, Карпухина Алксандра, Антошкина Мария, Пуляева Александра.
Многие из девушек были маленького роста, поэтому они с трудом дотягивались до педалей. На тракторах работали по 2 человека. Александра работала в паре с Антошкиной Марией. Девушки работали по 12 часов сменами. Дисциплина была строгая, за опоздание сурово наказывали. Девушки пахали земли в Покровском, Малинках. Работали на тракторах “КТ3”, “Универсал”.
Работа была очень тяжелой, за нее получали зерно. Но где бы ни работали наши землячки, они высоко несли рабочую часть родного края, достойно умножали его трудовую славу! Мы помним и чтим их имена, гордимся примером самоотверженности служения Родине, выполнения гражданского долга”.
Девушки понимали, что труд нужен для Победы. Они верили в Победу, и вера оказалась не напрасной. Победа пришла! Жители деревни Павелково встречали ее со слезами на глазах. Но победа далась дорогой ценой, 126 мужчин не досчитала деревня Павелково. Каждый год жители деревни приходят к обелиску почтить их память.
В 1960 совхозу имени Ильича перешли земли колхоза “40 лет – Октября” деревни Павелково. И лишь в 1964 от хозяйства Павелково отделилась от хозяйства..

Литература

  • Бабурин “Топонимика Рязанской области”
  • И. Добролюбов “История статистического описания церквей и монастырей Рязанской епархии”

По материалам реферата ученицы 11 класса Ильичевской школы, Михеевой Ирины

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (1 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий