Зареченские контрасты

На встрече с жителями поселка Заречье и деревни Волшута Михайловского района, организованной областным парламентом. Фото из архива Лаврентьева А.В., 2006г
В Рязанской области насчитывается свыше 600 деревень, где проживает менее десяти жителей. Еще около 900 деревень имеют численность населения не более 50 человек. И почти двести населенных пунктов значатся только на карте. Зимой в них никто не живет. Такую статистику привел председатель областной Думы В.К. Сидоров в ходе встречи с жителями поселка Заречье и деревни Волшута Михайловского района, организованной областным парламентом (кстати, такие встречи по инициативе председателя облдумы становятся традицией). Вместе с ним влияние национальных проектов на малонаселенные сельские территории и развитие реформы местного самоуправления оценивали представитель Рязанской области в Совете Федерации Р.З. Алтынбаев и депутаты регионального парламента.
О мерах, которые собираются принимать “наверху”, чтобы вдохнуть жизнь в обезлюдевшие деревни, их жителям мало что известно. Перед телевизором они не просиживают, а радио у них давно отключили. Такая же угроза нависла над единственным в Волшуте стационарным телефоном.
В минувшую среду депутаты облдумы сами приехали к жителям, и это, похоже, единственно возможный способ общения на сегодняшний день. Добраться хотя бы до центра сельского поселения, где находится администрация, престарелым людям нет никакой возможности. Отмахать придется все 15 километров, из них четыре с гаком по бездорожью. Был когда-то здесь железнодорожный переезд, но его закрыли, и транспорт вынужден заруливать в тоннель, где даже в сухую погоду можно забуксовать.
– Сделали нам хотя бы переезд, вот бы мы обрадовались, – говорит старейшая жительница деревни Нина Михайловна Демина. 80 лет она прожила в этих краях практически безвыездно, разделив судьбу многих своих землячек. Воспитывалась в многодетной семье, работать пошла после трех классов школы. Долбила мерзлый торф, возила его на тачке. Ее ударным трудом на ферме и огороде прирастал местный колхоз. Вырастила и дала образование трем дочерям. Не оставила коллективное хозяйство и тогда, когда подошел пенсионный возраст.
Не такую картину ожидала увидеть бабушка Нина на склоне лет. Столько было вложено труда в общее дело. Казалось бы, должны процветать деревни. А что осталось от них? В Заречье только четыре жилых дома, а вместе с волшутинскими жителями численность населения едва дотягивает до 30 человек, большинство из которых бабушки-пенсионерки. Воспоминания о школе, клубе, колхозной конторе стали такими же преданиями, как рассказы о колдунах и волхвах, населявших деревню в стародавние времена. От них якобы и пошло название Волшута.
С такой “гвардией” зареченскому депутату поселкового Совета Валерию Мыльцеву нелегко налаживать местную жизнь. Как не стало в округе колхозов и хорошо оплачиваемой работы, вся молодежь двинула в сторону Москвы.
– Я и сам поначалу уехал, – говорит Валерий Юрьевич. – А что? Обидно стало. Все свою жизнь устраивают, и мне захотелось лучшей доли. Правда, тогда еще колхоз работал. Пожил в Москве, и потянуло обратно на родину. А когда приехал – ни колхоза, ни дорог. Жду – может, подтянутся сюда Юрка и Сашка, московские ребята. Вместе сможем больше сделать.
Мыльцев говорит, что, будь у сельского поселения свой бюджет, как и положено по закону о местном самоуправлении, глядишь, снегоход закупили бы, чтобы зимой можно было и до Волшуты, и до райцентра добраться. А заработало бы производство, тогда можно и о дорожных проблемах, и о газификации думать. (Кстати, депутаты взяли это на заметку: для таких малых сел и деревень, где бездорожье, снегоходы очень нужны). Привлечь молодежь в село, считает Мыльцев, можно только хорошими зарплатами. Но для этого нужно создавать производства с высокой рентабельностью. Будут у людей приличные заработки – сами себе все купят и все построят. А дело государства – подготовить надлежащую инфраструктуру. Сейчас в поселок Заречье только на внедорожниках или снегоходах доберешься. Какая молодежь сюда рискнет приехать?
Со своей стороны Валерий Юрьевич делает все, что может. Даже жену из Рязани сюда заманил. Наталья Долгова теперь работает почтальоном. Развозит корреспонденцию – летом на велосипеде, зимой – на лыжах. А Валерий – на все руки мастер. И мостик сделал через речку между двумя деревнями, и уколы делает – все может.
Прямо скажем, обделены пока всесторонним вниманием наши деревни. Не добираются до них кортежи чиновников. Где-то на полпути застревают различные программы социально-экономического развития населенных пунктов. Не хотелось бы, чтобы такая же участь постигла и национальные проекты. Как могут они коснуться малых деревень? Что хорошего привнести в жизнь людей, которые пока не ощутили перемен и продолжают думать, что это все затеяно для кого-то, но не для них?
По мнению Р.З. Алтынбаева, который возглавляет Комитет по делам Федерации и региональной политике в верхней палате российского парламента, все нацпроекты должны работать на то, чтобы вдохнуть жизнь в брошенные сельские территории. Не будет этого – наступит всеобщее разочарование.
К сожалению, констатировал Рафгат Алтынбаев, в государстве есть определенная кадровая прослойка, которая совершенно не знает положения дел в сельской местности. Отсюда и поспешные, недальновидные решения. А если управленец высокого ранга совершенно не знаком с жизнью сельской провинции, он никогда не сможет мыслить масштабно. “Да, определенные блага от нацпроектов будут, – говорит Рафгат Закиевич. – Откроются медицинские центры, улучшится амбулаторная помощь. Людей будут быстрее довозить до больницы. Может быть, повысится качество обучения в школах… Появятся компьютеры и д.т. Но надо идти глубже. По моему мнению, кредиты под развитие АПК вообще должны стать беспроцентными. Надо благодарить людей за то, что они взяли эту землю, выращивают и везут продукцию на рынок. То же самое и по ипотеке. Во всем мире ставка по кредитам на приобретение жилья давно не превышает трех процентов. Но мы всегда боимся дать человеку больше, чтобы он, чего доброго, не разбогател. Экономя копейку, мы теряем настоящие богатства – землю и людей, которые умеют эту землю обрабатывать”.
Фото из архива Лаврентьева А.В., 2006
Председатель облдумы В.К. Сидоров высказался за увеличение объемов кредитования сельскохозяйственного производства. Дешевые кредиты должны быть доступны тем, кто собирается возрождать брошенные фермы. Такие люди, уверен В.К. Сидоров, обязательно найдутся. Для них нужны эффективные программы обеспечения жильем в сельской местности. Пока имеющиеся программы для большинства недоступны. А еще, говорит он, областная Дума будет внимательно отслеживать, как реализуется закон о местном самоуправлении. Ведь главная его цель – улучшение жизни людей вот в таких, как Заречье, Волшута, селах и деревнях. А подобные этой встречи помогают найти верное решение.
Старожилы Заречья не припомнят, когда в последний раз им доводилось принимать у себя столь многочисленную делегацию. Если бы не привезли на “уазике” бабушек из деревни Волшута, гостей оказалось бы больше, чем встречающих. Сели на скамейках в центре поселка, рассказали гостям о трудностях. Не забыли и о хорошем. Летом каждую неделю приезжает к ним автолавка, а вот зимой торговля до них не добирается. Регулярно навещает фельдшер. Практику же регулярных рейдов врачей нужно внедрять и здесь, и в других районах, отметил В.К. Сидоров.
Порадовались бабушки подаркам, которые привезли депутаты Думы. Вещи в хозяйстве незаменимые – кухонная утварь, приборы для измерения давления. Но еще больше были рады хору, приехавшему из Дома культуры. Враз повеселевшие старушки быстро подсели к баянисту, и понеслось над поселком: “На нем защи-и-тна гимнастерка…”. Обещали нам спеть еще и частушки. Но пора было собираться в обратный путь.

Дмитрий Соколов. Газета “Рязанские ведомости” Пятница, 21 июля 2006. Номер 175 (2515).
Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий