Плотницкий топор на Руси

Казимир Малевич (1879–1935) (Польша). Плотник (1929). Санкт-Петербург. Русский музей (Россия), масло, 77 на 44 см
С древних времен на Руси каждый сельский житель преимущественно жил своим трудом, одинаково хорошо владел сохой и топором. Издавна крестьяне-плотники собирались в артели, которые возглавляли опытные мастера. В каждой артели вместе с мастерами были и ученики, которые в процессе работы перенимали опыт старших и продолжали их дело. Большинство таких артелей бродило по городам и весям, возводя самые разные постройки по всей Руси. Вот такая плотницкая артель возвела всего за четыре месяца, стены вокруг Москвы в 1339 году.
Работали плотники небывало быстро и качественною. Скорость возведения постройки была поистине сказочной. Это отразилось в русских народных сказках, где говорилось о строительстве дворца или моста за одну ночь. А героем одной из сказок является волшебный топор! В руках русских мастеров столярного дела любой топор мог стать волшебным, если в летописях встречаются упоминания об «обыденных» храмах, то есть храмах, построенных за один день. Конечно, на заготовку леса и обработку бревен уходило несколько дней, но вот возведение постройки при достаточном количестве людей в короткие сроки вполне было реальным делом.
Артели обычно брались в основном за крупные сооружения. Строительством небольших сельских построек занимались, как правило, сами жители деревни, поскольку
каждый крестьянин с детства был обучен плотницкому делу. Секреты мастерства передавались из поколения в поколение. Работы велись в основном топором и пилой. В руках русских плотников топор был универсальным инструментом. С его помощью рубили стены, создавали удивительные деревянные конструкции без гвоздей, мастерили украшения на домах. О топоре даже сложились поговорки. “Топор сохе первый помощник”, “Город строят не языком, а рублем да топором”, “Плотник топором думает”. Всё это говорит о важности такого инструмента как топор.
На Руси топором выполняли большинство всех строительных работ. Доски и бревна тесали специальным топором, который имел закругленное лезвие. Такой топор напоминал секиру стражников. Ряд исследователей считают, что слово топор имеет тюркское происхождение. Это слово пришло на Русь вместе с монголо-татарским нашествием. До этого топор в Русской земле называли секирой. Топор прошлых веков был коротким, с нешироким полукруглым лезвием. Топоры ковались из высокопрочной стали. Топорище или рукоятка была длинной и прямой с утолщением на конце, чтобы не выскакивало из рук при работе. Топорище изготавливалось из березы, длина зависела от роста плотника. Длинное топорище, являясь как бы рычагом, позволяло плотнику тратить меньше сил. При обтесывании древесины работали настолько умело, что поверхность досок получалась такой гладкой, что нельзя было даже оцарапать руку.
Работа плотника была очень тяжелой и требовала большого напряжения и физических затрат. Поэтому плотников всегда хорошо кормили, и даже в пост давали есть мясо. Сила и выносливость помогали в плотницком деле, хотя умение и мастерство не зависели только от силы работника.
Ученики начинали постигать плотникое дело с изготовления топорища. Сделать хорошее топорище значило успешно пройти первый этап. “Топорище надо еще и насадить, и правильно расклинить, чтоб топор не слетел, и зачистить стеклянным осколком. После всего этого топор точили на мокром точиле. Каждая операция сама по себе требовала смекалки, навыков и терпения. Так жизнь еще в детстве и отрочестве приучала будущего плотника к терпению и последовательности. Нельзя же точить топор, пока его не расклинили, хоть и невтерпеж!” – отмечает известный писатель и знаток северного быта В.И.Белов. И он же продолжает: “Уже в первый сезон артельной работы подросток обзаводился собственным инструментом. Просить у кого-либо инструмент, особенно топор, считалось дурным тоном. Давали неохотно и вовсе не из скопидомства. Топор у каждого плотника был как бы продолжением рук, к нему привыкали, делали топорище сообразно своим особенностям. Хороший плотник не мог работать чужим топором”.
Плотницкий топор
Деревья в лесу валили лесорубным топором с узким лезвием, режущая кромка которого по сравнению с плотницким топором существенно дальше отстояла от топорища (рис. а). Это было нужно для того, чтобы топор при ударе глубоко наискось входил в слои дерева, но не увязал в древесине.
Бревна, плахи и доски отесывали потесом, имеющим широкое закругленное лезвие (рис. б). Такой топор больше напоминает секиру или бердыш стражников в исторических фильмах.
Плотницким топором тесали бревна, вырубали в них чаши, выполняли узлы соединения элементов, декоративные детали и многое другое. Плотницкий топор XVII–XVIII вв. существенно отличался от современного. Собственно топор (металлическая часть) был коротким, каплевидным в сечении, лезвие нешироким (9–15 см), полукруглым, утолщенным, с большой клиновидностью (напоминая по форме колун для раскалывания дров, бревен) (рис. в), а сам топор тяжелее. Топоры ковали из особо стойкой, высокопрочной стали. Топорище (рукоятка) – длинное и прямое (а не изогнутое, как современное), на конце утолщенное, чтобы не выскакивало из рук. Для топорища выбирали прямую березовую плаху без сучков. Длина топорища была различной, потому что зависела от роста плотника: плотник, поставив топор на землю вертикально около своей ноги, свободно опущенной рукой мог взять в кулак утолщенный конец топорища (рис. г). Длинное топорище, являясь по сути рычагом, позволяло плотнику тратить меньше сил.
Ретроспективный взгляд на плотницеий инструмент
В. И. Мелехов, Л. Г. Шаповалова
После окончания работы топор никогда не оставляли воткнутым в бревно и не ставили к стене, а только клали под лавку. Отсюда появилась или нехитрая загадка: “Кланяется, кланяется, придет домой – растянется”. Это про топор, который клали под лавку обязательно лезвием к стене, чтобы кто-нибудь случайно не поранился, если за чем-нибудь полезет под лавку.
Столярный топор от плотницкого отличался меньшими размерами и не такой тяжелый. Столяр имеет дело не с бревнами, а с деталями конструкции небольшого размера. У столярного топора прямое лезвие и острый нос. Существовало ещё и тесло. Это тоже топор с длинным и прямым топорищем. Лезвие у тесла имеет полукруглое сечение как черпак. С помощью тесла делали на бревне желоба разных размеров, например, водосточный желоб. Пазник – это тесло с узким плоским лезвием. Он применялся для окончательной выемки пазов после вырубки паза топором. Обычно паз сперва вырубали топором, а затем выбирали древесину пазником.
Некоторые мастера в совершенстве владели плотницким искусством, и с помощью нехитрого инструмента создавали неповторимые шедевры деревянного зодчества. Таких творений довольно много сохранилось на Русском Севере. Выдающимся памятником деревянного зодчества является, например, церковь в Кижах. В 1586 году в только что построенный город Архангельск приехал французский путешественник и купец Жан Соваж. В свои путевых заметках он отмечал высокое мастерство русских плотников.
Он писал:“Постройка Архангельска превосходна, нет ни гвоздей, ни крючьев, но так хорошо все отделано, что нечего похулить, хоть у строителей русских все орудия состоят в одних топорах, но никакой архитектор не сделает лучше, как они делают”.
С годами потребность в плотниках на селе стала сокращаться, так как отпала необходимость в массовом строительстве деревянных домов. Тем не менее, построить небольшой деревянный домик, сарай или баню совсем непросто. И поэтому мастерское владение плотницким инструментом по-прежнему высоко ценится в нашей современной жизни.

Олег Полонский

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (2 голосов, в среднем: 2,50 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий