Вспоминая события тех лет

Вспоминает житель села Старое Киркино Болотов Владимир Сергеевич.

Старое Киркино 2015, фото Бориса Конкина
Размышляя о прошедших годах, вспоминаю события тех лет, когда я был ещё ребёнком и жил в селе Старое Киркино. В то далёкое время Киркино находилось в составе Чапаевского района Рязанской области. В селе была средняя школа, в которой учились дети окрестных деревень – Бобрики, Александрово, Новое Киркино. Начальные классы вели учителя Болотов Сергей Фёдорович и Бухаровская Антонина Никаноровна. Старшие классы обучали Болотов Иван Фёдорович, Болотова Татьяна Сергеевна, Сивцов Евгений Степанович. Директором школы была Литвинова Валентина Терентьевна.
В конце пятидесятых годов прошлого века произошла земельная реформа, согласно которой Чапаевский район был упразднён, а его территория вошла в состав Михайловского района.
В годы Великой Отечественной войны в поле в Пронском районе, недалеко от сел Семенск и Дурное (современное Октябрьское), началось строительство лагеря для заключённых, осужденных за тяжкие преступления.
Стройка велась руками заключенных в совершенно пустынном поле. Строительный материал привозили со станции Гагарино, и дорога к стройке проходила через Старое Киркино. Тяжелые машины с трудом пробирались по рыхлой грунтовой дороге, которая нередко пролегала через заболоченные участки местности. Грузовики здесь часто буксовали, и их приходилось с трудом вытаскивать из ям и промоин. Поэтому пришлось по ходу дела мостить проблемные участки известковым камнем, которые добывали в каменоломнях Пронского района.
А на территории Старого Киркино для нужд стройки начались работы по извлечению песка . Работы велись интенсивно, и там образовались довольно глубокие ямы, из которых доставали песок..
«Испокон веков жителей одного из сёл на реке Кердь — тогда его называли Никольские Выселки — дразнили дурнышами, а девчат так и вовсе дурнушками. И само село звалось Дурное, или Дурнёнки. Точной причины происхождения названия неизвестно до сей поры, но старожилы уверяют: проезжал через эти места некий барин, то ли из Пронска, то ли из Скопина. В сырой лощинке его то ли конь, то ли тройка угодила то ли в яму, то ли в трясину. «Дурное место!» — в сердцах воскликнул помещик, ненароком переименовав Никольские Выселки в Дурное. И никольцы стали дурнышами. И потому в приходе советской власти сельчане увидели спасение, так на карте и появилось Октябрьское. Впрочем, это не помогло: прошло уже столетие, но дурнышами октябрьских зовут и по сей день».
Людмила Рубцова, Алексей Водорезов, http://mediaryazan.ru
Вскоре исправительный лагерь был построен, и туда прибыли первые заключенные. Со станции Гагарино в ту сторону стали регулярно ездить грузовики, а иногда и легковые машины. Они двигались через Старое Киркино по всё той же грунтовой дороге. Из колонии на станцию тащились автомобили с охраной, которые возили овощи – капусту, морковь, турнепс, свеклу. Во время движения по неровной дороге всё это добро падало на землю. Его никто не подбирал, машины следовали своим курсом, а овощи спокойно лежали в дорожной пыли. И вот мы, мальчишки, наблюдая эту картину, сразу же, как только машины исчезали из виду, бросались подбирать эти свежие овощи. И тут же с аппетитом съедали их прямо в сыром виде. И при этом не болели, не жаловались, а были здоровы и бодры.
После войны колонию закрыли, интенсивное движение по дороге прекратилось, а сельская грунтовка опять стала мало приспособленной для езды. А ямы остались, начали зарастать, и сельские ребятишки частенько туда наведывались погулять, пособирать камушки-голыши для своих детских игр, да и выкопать пещеру поглубже. Место там было небезопасное, так как остались внешне невидимые пустоты от добычи песка, куда можно было запросто провалиться.
И вот 6 июля 1948 года Болотова Валя двенадцати лет, Болотов Юра девяти лет и я, Болотов Владимир девяти лет, пошли, как обычно, играть в эти ямы. Трагедия наступила неожиданно. В какой-то момент все мы почувствовали, что проваливаемся куда-то вниз, а сверху сыпется груда песка. С каждым выдохом грудная клетка сжималась, и освободившееся пространство тут же занимал песок, из-за чего дышать становилось все труднее. Юра Болотов был настолько сильно засыпан, что помочь ему было уже невозможно – так он и погиб, погребённый в песке.
Вале и мне повезло – нас песок завалил только по грудь, и поэтому мы не погибли. Нас нашел житель села Иван Севостьянов, откопал и привел в чувство. Благодаря ему мы остались живы, отделавшись страшным испугом.
Вскорости колонию ликвидировали, дорогу забросили, а родные погибшего Юрия уехали из села.
Прошло уже немало лет, а я и по сей день не могу забыть те страшные минуты, когда оказался в песочном плену. Порой мне до сих пор кажется, что я ощущаю на себе движение песка, уносящего меня вниз.
Но в тот раз для меня всё закончилось благополучно, и жизнь потекла своим чередом.
Владимир Болотов, 2015 г.
Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (2 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий