Агломерация села Старое Киркино в XVI-XIX вв.

Мелкопоместное дворянство, наряду с однодворчеством, до сих пор остается одной из малоисследованных социальных групп дореволюционной России. В связи с недостатком мемуаров и дневников, частной переписки наши знания об этой части дворянского сословия очень скудны. Изучение её, столь многочисленной в Рязанской губернии, может продвинуться вперед с помощью микрорегионального исследования уезда, волости, села.
Населенное в подавляющем большинстве потомственными дворянами с. Старое Киркино расположено в Моржевском стане Рязанского уезда (XVI-XVII вв.), а впоследствии – в Михайловском уезде Рязанской губернии, и наконец, Михайловском районе Рязанской области.
Окрестности села представляют собой практически плоскую равнину. Рельеф места, на котором стояли постройки, напротив, отличается прихотливостью. Киркино стоит на нескольких осевших холмах, один из которых, называемый курганом, особенно выделяется на общем фоне. Современный почти высохший ручей с омутом посередине села – это старинная речка Киркинка.
Места эти заселены человеком с древности. В первом тысячелетии нашей эры здесь проживало угро-финское племя мещера. В это же время сюда стали проникать славянские племена, в основном вятичи. По имеющимся данным, территория нынешнего Михайловского района вошла в состав Киевской Руси в X веке, а во второй половине XI века была в составе Черниговского удела князя Святослава, сына Ярослава Мудрого[1].
Археологические памятники района исследованы слабо, и большая часть его осталась не охваченной даже поверхностными раскопками. Между тем в “сотной грамоте” на земли Рязанского и Муромского владыки 1567 года упоминается “Село под Скиркиным крем на речке на Скирке”[2]. С Киркином упомянутое село позволяет отождествить отсутствие в последующих писцовых книгах села Скиркина и речки Скирки, а также наличие и в том и в другом церкви во имя Преображения Спаса. “Крем” – творительный подеж от “корь”, вычищенное от деревьев место.
Из ближайших к Киркину селений археологические данные имеются о деревнях Роговое и Каменный Хутор. Они представляют собой селища, основанные не позднее XIV века[3] .
Интересна сложная структура поселения. В “Списках населенных мест Российской Империи” по Рязанской губернии (1862)[4] указано, что село Старое Киркино известно также под названиями Дворянское и Царское. Однако по более ранней карте, составленной в период проведения Генерального межевания (1780-е годы) можно увидеть, что на его месте существовали три сельца: Зарубежное, Чувики, и собственно Киркино, – слившиеся в XIX веке[5]. Старожилы отличают разные части села, которые они именуют слободами. Напомним, что в таких полупограничных городах, как Михайлов, в слободах жили стрельцы или пушкари. В нашем случае город поблизости отсутствовал, и вероятнее всего, в понятии слободы отразились воспоминания о давно утраченном военном значении селения. Кроме названных на карте, киркинцы могут показать бывшие слободы Ярщину, Поповку и Мочилы.
В XVI веке Киркино переменило несколько владельцев. На 1567 год в нем “сидели” владычные дети боярские Клемен Руднев сын Сушков и Ортемко Васильев сын Шаблыкин[6].
На рубеже 1580-1590 гг. село стало вотчиной Орины Михайловой жены Булгакова. Вскоре на этих землях был испомещен князь Петр Голыгин, но в 1598 году, он получил владение в другом месте и Киркино перешло к братьям Русину и Миките Ивановым детям Кошелева[7]. Впоследствии Микитина половина перешла к Поснику Иванову сыну Левашову. Другой половиной села владела вдова Русина Кошелева Матрена. Всего в то время в селе находилось две усадьбы (“людских” двора) и 5 дворов крестьянских, плюс два двора пустых[8].
Все упомянутые выше помещики – Левашовы, Кошелевы, князь Голыгин – принадлежали к средне-высшему слою рязанского дворянства с выходом на столицу[9]. Киркино было для них не единственным поместьем, а земельные владения скорее всего не ограничивались Рязанским уездом.
Совсем иная ситуация складывается в селе Киркино после Смуты начала XVII века. В 1628 году Киркином владели Михаил Кондратьев сын Мурзин, вдова Марья, Василий и Исай Михайловы Толкачовы, Семен и Яков Васильевы дети Катины (Ярцовы), а также Марковы, Острецовы, Перовы и Елшины[10]. Эти старинные роды рязанских детей боярских уже в конце XVI века сидели большими гнездами в одноименных сельцах и деревнях – Толкачове, Катине, Маркове, и других. Ни один из них не упоминается в “Тысячной книге” 1550 г. и “Дворовой тетради”, изобилующей представителями старорязанской знати: Сунбуловыми, Вердеревскими, Таптыковыми, Селивановыми, Шиловскими. Мы не находим их росписей среди поданных в 1682-1686 гг. в Разряд после отмены местничества. Происхождение их неизвестно, однако насчет него существует следующая версия: как-то раз черт решил изничтожить дворянское племя на Руси, и, собрав всех дворян в мешок, понес их по небу (!?) в преисподнюю; по дороге мешок прорвался, и дворяне посыпались на землю. Просыпались они неравномерно, и больше всего попало на Михайловский и Пронский уезды. И оттого бедные дворяне, которых там очень много, стали называться Прончатами.
Состав родов был стабильным на протяжении XVII-XX вв. В XVII веке в результате увеличения численности и дробления поместий киркинские дворяне обеднели довольно сильно, хотя и не настолько, чтобы скатиться в однодворчество. Эти служилые люди “старых служб” редко поднимались в чинах выше прапорщика, а большей частью участвовали в войнах простыми солдатами или оставались “неслужащими дворянами”. Большая часть их, благодаря своей многочисленности, уцелела до сих пор: Алабины, Болотовы, Елшины, Катин-Ярцевы, Марковы, Муратовы, Полянские, Савостьяновы, Сивцевы, Тюнеевы, Чувиковы.
В примечаниях к Генеральному межеванию указаны 43 владельца Зарубежного, 57 владельцев пустоши Чувики и 56 владельцев сельца Чувики, и, наконец, 105 владельцев села Старого Киркина. К югу к агломерации[11] примыкали сельца Александрово и Бобрики. Последнее принадлежало 42 помещикам.
У села было еще одно общее название – Царское. Оно связано с популярной легендой, пересказанной впервые в материалах по географии и статистике Рязанской губернии М.Барановичем: “В 25 верстах от Михайлова находится селение Киркино: там сохранился изустный рассказ, что царица Наталья Кирилловна родилась в нем и что знаменитый боярин Матвеев, проезжая случайно через Киркино, увидел плачущую девицу и полюбопытствовал узнать о причине слез её. Услышав, что причиной печали была смерть её девки, добрый боярин взял её к себе на воспитание в Москву. Это была Наталья Кирилловна Нарышкина, которой суждено было потом сделаться супругой царя Алексея Михайловича и матерью Петра Великого. В селе Киркино говорят и поныне: “Не удавись девка в нашем селе, не быть бы на свете Петру I”[12].
Действительно, Нарышкины были землевладельцами Рязанского уезда еще в 1594-1597 гг.: за Ондреем Семеновым сыном числился жеребий в деревне Бокеевке Окологородного стана, а за Осипом Ивановым сыном – село Березова Болшое (или Березово Большая Поляна) Старорязанского стана[13]. В 1610 году ввозную грамоту на последнее получил сын Осипа Иван[14]. В 1628 году он же владел деревнями Куркино, Судники тож, и Щурово, располагавшимися в соседнем с Моржевским Каменском стане[15].
Преданию противоречат некоторые факты. Родовое гнездо находилось скорее всего в селе Тростье Тарусского уезда, а вовсе не на Рязанщине[16]. И хотя после пресечения дальних родственников Нарышкиных-Осиповичей[17] Кириллу Полуэктовичу удалось получить их поместье в Моржевском стане, но называлось оно Куркино, и было сельцом, а не селом[18]. Возможно, название пробудило в ком-то из жителей Киркино фантазию о доброй дворянке Наталье. Храм Чудотворца Николая, построенный тщанием царицы Натальи, находится в совсем другой местности Рязанского края – в в селе Жолчине, Рязанского уезда[19].
В XIX веке почти все киркинцы сумели найти документы для оформления потомственного дворянства. Так как речь шла о внесении в VI-ю часть Родословной книги, тем кто не имел на руках старинных бумаг, приходилось запрашивать “Разрядный архив” в Москве – впоследствии вошедший в состав Московского архива Министерства Юстиции. К моменту проведения всеобщей переписи населения 1897 года в селе, состоявшем из 142 дворов, проживали 536 человек, имелось две мелочные лавки и один трактир[20] .
Очевидно, что мелкопоместные дворяне и до отмены крепостного права не гнушались сельскохозяйственного труда. Более того, для “неслужащих” он был единственным источником пропитания. После отмены крепостного права (в 1861 году крепостные Катин-Ярцевых на радостях сыграли две свадьбы), жители Старого Киркина стали подаваться в Москву на заработки. Многие стали учителями школ в других селах и деревнях. Сейчас потомки Чувиковых, Тюнеевых, Тишениновых, Полянских и других проживают в Москве и Московской области.

[1]
Города районы Рязанской области. Рязань, 1990. С. 195
[2] цит. по.: Цепков А.И. Рязанские землевладельцы XIV-XVI веков. Рязань, 1995. С. 231.
[3]
Археологическая карта России. Рязанская область. Часть 3. М., 1996. С. 40, 48. В раскопанных селищах Михайловского районая керамика датируется XI-XIII, XIV-XVII веками. Наличие разрыва XIII-XIV вв. позволяет предположить, что волна татаро-монгольского разграбления непосредственно затронула эту местность.
[4]
Списки населенных мест Российской Империи. Вып. 35. Рязанская губерния. СПб., 1862. С. 77.
[5]
Российский Государственный архив Древних Актов, фонд 1356, опись 1, дело 4840.
[6]
“Сотная грамота, данная в 7076 (1567/68) г. … на земельные владения рязанского и муромского владыки”// Цепков А.И. Рязанские землевладельцы XIV-XVI веков. Рязань, 1995. С. 231.
[7]
Акты служилых землевладельцев XV – начала XVII века. Т. 2. М., 1998. С. 204. Ввозная грамота Русину и Никите Ивановым детям Кошелева на жеребий села Киркино в Моржевском стане Рязанского уезда (20.1.1598); Анпилогов Г.Н. Рязанская писцовая приправочная книга конца XVI века. М., 1982. С. 174-175. Семену Посникову Левашову, бывшему по всей вероятности сыном Посника, принадлежало сельцо Помазово (Полизово) в том же стане. Указ. соч., с. 185. Интересно, что опубликованная Сторожевым и датированная 1594-1597 годом платежная книга на самом деле описывает обстоятельства последовавшие за ввозной грамотой 1598 г.: уже умер Русин Кошелев, и была разрушена Преображенская церковь: в книге, опубликованной Анпилоговым, Киркино названо деревней, “что было сельцо”.
[8]
Анпилогов Г.Н. Рязанская писцовая приправочная книга конца XVI века. М., 1982. С. 174-175. Семену Посникову Левашову, бывшему по всей вероятности сыном Посника, принадлежало сельцо Помазово (Полизово) в том же стане. Указ. соч., с. 185.
[9]
Так, в “Дворовой тетради” 50-х гг. XVI в. упоминаются рязанцы Артем Борисов и Степанец Андреев дети Кошелевы. Тысячная книга 1550 г. Дворовая тетрадь 50-х гг. XVI века. М.-Л., 1950. С. 168. См. также владения Голыгиных в Ярославском и Рязанском уездах по: Кобрин В.Б. Материалы генеалогии княжеско-боярской аристократии XV-XVI вв. М., 1995. С. 49, 71; Шватченко О.А. Светские феодальные вотчины в России во второй половине XVII века. С. 89.
[10]
Писцовые книги Рязанского края. XVI век. Т. 1, вып. 3. Сост В.Н.Сторожев. Рязань, 1904. С. 804, 807, 809.
[11]
Агломерация населенных пунктов – скопление населенных пунктов, особенно городов, часто имеющих также общность экономической жизни и инженерного оснащения. А.н. п. нередко приводит к сращиванию ближайших городов… См. Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 20.
[12]
Материалы для географии и статистики России, собранные офицерами Генерального штаба. [Т. 19]. Рязанская губерния. СПб., 1860. С. 545.
[13]
Писцовые книги Рязанского края. XVI век. Т. 1, вып. 1. Сост. В.Н.Сторожев, 2-е издание подг. А.И.Цепковым. Рязань, 1996. С. 30, 244.
[14]
Антонов А.В. Частные архивы русских феодалов XV- начала XVII века.//Русский дипломатарий. Вып. 8. М., 2002. С. 273.
[15]
Писцовые книги Рязанского края. XVI век. Т. 1, вып. 3. Сост. В.Н.Сторожев, 2-е издание подг. А.И.Цепковым. Рязань, 1998. С. 199.
[16]
В Тростье похоронены умершие в 1652 г. брат Натальи Кирилловны Авраам и тетка Агриппина. См.: Русский провинциальный некрополь. Картотека Н.П.Чулкова из собрания Государственного Литературного музея.//Река времен. Кн. 4. М., 1996. С. 273-274.
[17]
Живший во второй половине XVI столетия Осип Иванович приходился четвероюродным братом жившему в первой половине XVII века Полуэкту Ивановичу – отцу Кирилла и деду Натальи. Сообщил Александр Кириллович Нарышкин (Москва).
[18]
Шватченко О.А. Светские феодальные вотчины в России во второй половине XVII века. М., 1996. С. 182.
[19]
Журнал Министерства Внутренних Дел за 1841 г. Часть XL (июнь). С. 479. Там же сообщается, что родина Натальи Кирилловны – соседнее село Алешня.
[20]
Российский Государственный Исторический архив, фонд 1290, опись 11, д. 1980, лл. 86-87.

М.Ю. Катин-Ярцев / Вторые Яхонтовские чтения.- 2003.- .- С. 145-150

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (3 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий