«Будущее – настоящее»

По ходу наших воспоминаний мы несколько раз касались страшного «киборга», идущего на смену такому привычному, такому симпатичному и такому отвратительному «гомо сапиенсу». Но мы говорили «идущему» только потому, чтобы не портить настроение читателю. На самом деле он уже не «идущий», а «пришедший», не «будущее», а «настоящее».
Или точнее «настоящее-будущее». Которому долго еще сосуществовать с «прошлым-будущим» и «будущим-будущим».
Помню, как всего три десятка лет назад я поражался информационному вооружению моих американских друзей у них в гостях на работе и дома. Тогда еще не было современного компьютера (или он уже начал появляться, как сравнительно редкая экзотика, вместо занимавших целую залу электронно-вычислительных машин). Для нас в СССР свет все еще клином сходился на статье и книге или пооперативнее — на ротапринте. А для общения с другими городами существовали почта (очень долго!) и телеграф-телетайп-телекс (очень дорого!). Для мгновенной связи существовал телефон — еще более дорогой, и не всегда легко дозвониться. И это не говоря уже о цензуре.
И что же я вижу в кабинете у моей подруги Гейзел Гендерсон?
Книги и журналы все еще украшают несколько полок. Но это — ПАМЯТНИКИ СТАРИНЫ. Вроде пирамид Хеопса. В основном полки забиты невиданными тогда еще у нас факсами и ксероксами. Гейзел печатает на машинке безо всяких типографий свою очередную статью (доклад), рассылает это факсом той сотне корреспондентов, чьим мнением она интересуется в первую очередь, или раздает сотню экземпляров ксерокса. А получив ответ — реагирует на него точно таким же образом новым докладом. Без всякой цензуры, редакторов и издательств. Хотя, в конечном счете, появляется и журнал с ее статьей и книга.
Мне тогда казалось, что прогресс завершен и больше ничего придумать просто невозможно. Прошло всего тридцать лет, и я настукиваю на компьютере электронное письмо, чтобы через пять минут получить исчерпывающий ответ. Я «посещаю» нужный мне в Интернете сайт и нахожу там все, что угодно, — от фотографии симпатичной девушки, готовой пойти со мной на конкубинат (сожительство) — именно так в который уже раз сочетаются незаконным браком многие мои знакомые,— до нужной мне статьи или любой другой информации.
И мне еще заявляют, что все это — «вчерашний день»!
С обложки журнала смотрит на меня фотография японской девушки, к поясу которой приторочен мобильный телефон. Но это не телефон, а процессор портативного компьютера, опытные экземпляры которого проходят испытания не первый год и через несколько лет поступят в массовую продажу, сделав телефон ненужным, как калоши. Вместо монитора на глаза надвигаются очки с электронными кристаллами, а вместо клавиатуры — перстни или складные пластинки в ладонях. Эта штука подключена к Интернету, и человек получает возможность оперировать информацией совсем как на нынешнем стационарном компьютере. Но не только это.
Человек может выполнять дома всю работу, на которую он ездил через весь город. Может прочитать любой текст из любой редакции или библиотеки. Может совершить виртуальную экскурсию в любой театр, музей, другой город с «полным эффектом присутствия на зрелище», может полноценно участвовать в прениях на телеконференции, может сидеть глаза в глаза с любимым (любимой) и болтать с ним (с ней) хоть 24 часа в сутки, оставаясь на другом конце света. Вы, конечно, понимаете, что психика человека при таком образе жизни претерпит серьезные изменения — впрочем, совершенно пустяковые по сравнению со всем последующим.
К сему рубежу мы уже добрались до сегодняшнего дня — правда, пока еще с опытными, не серийными экземплярами в руках. Дальше начинается завтрашний день — точнее завтрашние лет десять дальнейших экспериментов.
Идут научно-прикладные работы, как сделать процессор компьютера еще миниатюрнее (скажем, с наручные часы) и приспособить его в виде протеза к щиколотке или на запястье на манер браслета. Тогда обладатель получает все то же самое, плюс постоянный контроль над состоянием своего здоровья. Компьютер сигнализирует, что вы только что заразились гриппом, и в вашем распоряжении считанные минуты, чтобы избавиться от вредного вируса. Или что активизировались раковые клетки и лет через пять-десять вам грозит неминуемая смерть, но еще есть время приостановить этот гибельный процесс.
Подождите еще лет десять опытно-экспериментальных работ (что такое тридцать лет, если вести счет обратно? 1975 год на дворе!) И ученые хвастаются, что им по силам будет еще более миниатюрный процессор — скажем, величиной с дробинку — который можно поместить куда-нибудь в аппендикс (все равно место пропадает зря) и сделать искусственной железой, на манер поджелудочной. Это означает, что под контроль компьютерной программы попадает не только ваше здоровье или, скажем, настроение, а само развитие вашего организма, ожидаемые и желаемые изменения в нем. Это открывает такие просторы целенаправленного формирования всяких организмов (не только человека), по сравнению с которыми современные опыты по клонированию животных кажутся занятиями в малышовой группе.
Иными словами, открываются возможности решения таких проблем, каких не было раньше. Каких же?
Вообще говоря, в первую очередь тех, которые рвутся по инерции то «будущего-прошлого» в «будущее-настоящее».
Начиная со сравнительно простых, привычных (голод — синтетические питательные продукты, эпидемии традиционных болезней — таких, как грипп, чума, оспа, холера и т. д. — эффективные вакцины, межнациональные столкновения — вооруженное вмешательство международных организаций с применением компьютерного оружия и т.д.). И кончая уже давно знакомым нам, но еще неодолимым, а напротив — одолевающим нас по нарастающей СПИДом. Или еще совсем незнакомо, но одинаково неодолимой атипичной пневмонией.
И кончая сложной сетью современной организованной преступности, тесно сросшейся с коррумпированной частью государственного аппарата.
Зачем, например, взрывы зданий в США 11 сентября 2001 г.? Единственный реальный результат (за пределами обломков и трупов) — резкое усиление международного положения США и их моральное право бомбить любого потенциального агрессора. Заметим, что Хуссейна сместили не за преступление, а за потенциальную преступность, Это противоречит международному и уголовному праву. Человек так никогда бы не поступил. Но так и только так поступил бы компьютер. Здесь мы получаем один из первых приветов от «будущего-будущего».
В сущности, идет хорошо знакомое в военном деле соревнование по типу: чем сильнее правоохранительный щит — тем сильнее изобретается преступный меч, способный одолеть этот щит, Поэтому нам предстоит быть свидетелями все более изощренных преступлений, начиная с применения оружия массового поражения (ядерного, химического, биологического) в крупномасштабных террористических актах и кончая вторжением в компьютерные сети с целью подрыва коммуникаций или валютной системы в стране — объекте террора.
Это соревнование продлится до тех пор, пока против преступников будут бороться люди (которым, как мы помним, свойственно милосердие). Когда борьба с преступностью, по соображениям рациональности и эффективности, будет, как и все кругом, комплексно компьютеризирована — она быстро кончится, потому что машине неведомо милосердие: она просто уничтожает все соответственно заданной ей программе: начиная с дефектных, криминогенных сочетаний хромосом в утробе матери при первом же медицинском обследовании беременной и ее секс-партнера.
Но и помимо преступности, у человечества хватает напастей. Должен быть выправлен демографический геобаланс, который ныне, как разбитая телега, разваливается на две стороны: инерционный рост (включая миллиарды ущербных физиологически и психологически особей, для которых нет работы и смысла жизни), с одной стороны, и начинающаяся депопуляция (вырождение, вымирание населения) в тех странах мира, которые перешли или переходят от сельскому к городскому образу жизни и теряют потребность в семье, детях, смысле жизни, подменяя ее квазипотребностью в наркотиках, сексе, вакханалии.
Эта ситуация должна быть осмыслена как решаемая проблема.
Должен быть выправлен экологический геобаланс, который в нынешнем состоянии бесперспективен, потому что не могут восемь-десять миллиардов человек в перспективе ближайших двадцати-тридцати лет жить так, как живет сегодня менее миллиарда, пользуясь почти половиной земной энергетики и загрязняя почти половину земной поверхности.
Образно говоря, не может каждый из восьми миллиардов завтрашних землян мчаться по просторному шоссе со скоростью пятьсот километров в час, оставляя на нем ежегодно сотню миллионов трупов и несколько сот миллионов калек (что и происходит на деле — не по скорости, а по трупам и калекам). Но тут мы возвращаемся к уже знакомым нам глобальным проблемам современности и путям их решений.

И.В. Бестужев-Лада, “Свожу счеты с жизнью”, Москва, Алгоритм, 2004 г

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (1 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставьте комментарий