Свожу счёты с жизнью: Три способа правления Россией

Канцлер (по-нынешнему, госсекретарь) Алексей Петрович Бестужев-Рюмин при императрице Елизавете фактически правил страной целых 16 лет (с конца 1741 по конец 1757 г.). Вообще говоря, Россией, как известно, можно править тремя способами. Либо лично, как Петр I, Николай I, Сталин. Либо с помощью фаворита – Бирона при Анне Иоанновне, Потемкина при Екатерине II, Березовского при Ельцине. Либо с помощью группы приближенных лиц (клики), как делала Елизавета, та же Екатерина II до и после Потемкина, Брежнев после удаления Косыгина.
Елизавета лично править государством не могла. Как и обе Екатерины. Как вообще всякая нормальная женщина (за исключением баронессы Тэтчер, которая не зря получила за свой характер далеко не женский эпитет “железная”). С фаворитом, ей тоже, с этой точки зрения, не повезло. Ее морганатический супруг, певчий хохол Розум, он же граф Разумовский, в отличие от Бирона и Потемкина, был государственным деятелем не более чем его супруга. Или, если угодно, не более чем такой же хохол Кравчук, который, вместе с кацапом-москалем Ельциным и (не знаю, какое самое обидное прозвище у белорусов) Шушкевичем, совершили в конце XX века деяние, до коего не додумалась бы самая глупая из баб на российском престоле двумя веками раньше. Поэтому страной при Елизавете заправляла придворная клика.
Но “заправлять” и “править” – два глагола, не имеющие ничего общего между собой. В этой клике были блестящие государственные деятели – одни братья Шуваловы чего стоят! Были такие деятели и при Екатерине II – скажем, братья Орловы и несколько других. Но ни один из вельмож такого полета не унизил бы себя “черной работой” с утра до вечера над кипой бумаг, на которой держится любое государство. Поэтому любая безответственная клика всегда нуждается в “рабочей лошади”, которая каторжной работой над бумагами тащит на себе государственный воз. При Александре I такой “лошадью” долгое время был Аракчеев, при Александре III – Витте, при Вильгельме I – Бисмарк. Так вот, при Елизавете “бисмарком” работал Бестужев. Как человек, он восхищения не вызывал и не вызывает. Ни у его современников, ни у его потомков. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона приведена краткая характеристика канцлера, данная одним из его коллег и, наверное, очень близкая к истине: “Был ума разборчивого, приобрел долговременною опытностью навык в делах государственных, был чрезвычайно трудолюбив; но вместе с тем горд, хитер, мстителен, неблагодарен и жизни невоздержной”. Недостаток этой характеристики заключается в том, что она полностью относится почти ко всем “рабочим лошадям”, тянувшим государственный воз России от Рюрика и до Ельцина включительно. Разве что менее умных, опытных и трудолюбивых. К ней можно было бы добавить еще и мздоимство, причем в особо крупных размерах. Но и тут он ровно ничем не отличался от своих коллег ни тысячелетием раньше, ни четвертью тысячелетия позже.
Правда, сегодня его не одобрили бы за то, что он получал жалованья (взяток) из лондонской казны больше, чем и жалованья и взяток, вместе взятых, в самом Петербурге. Но тогда это было в таком же порядке вещей, как сегодня, скажем, фуршет сановника за счет спонсора или строительство генеральской дачи солдатами. Главный вопрос: что содеял и за что получал?
Иными словами, надобно отделить Бестужева-канцлера от Бестужева-человека (каким бы он ни был) Точно так же, как, скажем, отделить Петра I – великого императора от очень скверного во многих отношениях человека под тем же именем. Или Есенина-поэта от Есенина – скандалиста московских кабаков.
Во внутренней политике канцлер ничего особого не свершил. Просто с 1741 до1757 г. стремился восстановить стабильность государства, надорванную деяниями Петра I, которые привели к гигантским людским жертвам (катастрофическое уменьшение населения хуже, чем в “смутные времена” столетием раньше, столетием и двумя позже) и тем более в экономике. И сильно подорванную хищничеством преемников Петра – от Меншикова до Бирона. Как говорится, спасибо и за это.
Зато во внешней политике вошел в историю крупным, причем весьма неоднозначным деянием: содействовал вмешательству России в семилетнюю войну 1756-1763 гг., которая, по сути, явилась Первой мировой войной, ошибочно относимой к 1914-1918 гг., когда произошла вторая, если не третья (считая наполеоновские войны) такая же.
Вообще-то в очередной раз подрались Англия с Францией. На сей раз из-за заморских колоний. И забегая вперед, добавим, что, в конечном счете, одолела Англия. Одолела, кстати сказать, с помощью Пруссии, которой дала субсидии на войну с Францией. А Пруссия заодно разгромила и Австрию, у которой отторгла значительную территорию. Россия вполне могла уклониться от этой войны: ее отделяла от Пруссии и Австрии огромная, еще не поделенная между соседями, Речь Посполитая. Но в таком случае прусский король Фридрих II имел много шансов стать всемогущим Наполеоном образца 1809 года. Или Бисмарком образца 1871 года. Или Гитлером образца 1941 года. Иными словами, хозяином Европы (кроме, конечно, Англии и России). И, возможно, европейская, а также мировая история, начиная со второй половины XVIII века, выглядела бы существенно иначе. Но русская армия несколькими сражениями укротила его пыл, и германская гегемония Европе отодвинулась почти на два столетия,
Уточним, что сам канцлер никакой войны начать не мог. Но в его силах было повлиять в том или ином отношении на придворную правящую клику, а уж императрица без особых раздумий “подмахивала” соответствующие указы. Лично Бестужев относился к венскому двору хорошо, а к берлинскому плохо. Но, независимо от этого, подготовил важное государственное решение: воевать, чтобы не допустить чрезмерного усиления Пруссии, которое могло бы дорого обойтись России, учитывая полное бессилие заживо разлагавшейся Речи Посполитой, вполне способной пасть очередной жертвой Фридриха.
Английский посол в Москве не жалел денег, чтобы канцлер склонился к мысли вернуть русскую армию обратно в Россию. Тот в конечном счете так и сделал, так что война России ничего не дала, кроме потери трехсот тысяч солдат и жуткого количества миллионов рублей, что поставило страну в не менее тяжелое положение, чем провалы Нарвской, Прутской и Персидской авантюр Петра I. Но не потому, что был подкуплен англичанами (несмотря на их баснословные взятки), а потому, что тяжело заболела императрица. Между тем, ее наследником был голштинский принц, будущий император Петр III, большой поклонник Фридриха. И канцлер рисковал головой, если бы царица умерла, а русская армия продолжала воевать с кумиром наследника. Правда, он ошибся. Елизавета выздоровела, и первое, что она сделала, приговорила канцлера к смертной казни за отвод русской армии. Иными словами, свершилось то, чего он так опасался, продолжая войну. Правда и то, что ему повезло: казнь заменили ссылкой, но Бестужев уже больше не вернулся к государственной жизни. И хорошо сделал.
По иронии судьбы, история повторилась. Елизавета еще раз тяжело заболела и на сей раз все же умерла. Пусть не в 1757-м, а в 1761 г. Ее наследник Петр III тут же заключил с Фридрихом союз, разом перечеркнувший все русские победы и жертвы за прошедшие пять лет.
Гегемоном Европы прусский король так и не стал, но после Семилетней войны Пруссия из заурядного германского княжества-королевства превратилась в великую державу, ставшую в один ряд с Англией, Францией, Австрией и Россией (сменившей в этой роли Швецию). А Бестужев, останься он канцлером, наверняка был бы еще раз приговорен теперь уже новым императором к смертной казни. И вряд ли второй раз помилован.
Таким вот замысловатым образом вошел в историю канцлер Бестужев. В Российской империи звание канцлера со времен Петра I до времен Александра II носило более десятка сановников. Некоторые канцлерствовали дольше и сделали больше, чем наш герой. Но спроси сегодня в популярной телевизионной игре: кто был русским канцлером? Скорее всего, ответят: “канцлер Бестужев”. То ли устоявшееся словосочетание, то ли магия фамилии-бог его знает…
А еще он прославился знаменитыми лекарственными “бестужевскими каплями” (не путать с “каплями датского короля!”). Но это было еще до его канцлерства.

И.В. Бестужев-Лада, “Свожу счеты с жизнью”, Москва, Алгоритм, 2004 г стр.8-10

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий