Свожу счёты с жизнью: Московские каникулы – свальный грех

Спаивание народа посредством учреждений здравоохранения и культуры – это еще полбеды. Полная беда, когда вдобавок к этому – и массовое растление.
Женщину, как раньше при крымских набегах, насильно отрывают от мужа и детей и везут на поругание. А как не оторваться, когда льготную путевку на месяц дают за 30, а то и за 10% ее стоимости? Не говоря уже про стопроцентную халяву.
Женщина приезжает в свою женскую палату и, как кошка, начинает инстинктивно прихорашиваться, дабы произвести возможно менее отталкивающее впечатление на противоположный пол. Это у нее – в природе, как у кошки умывание лапой. Помечено, как говорится, выходит “на люди” и видит воочию, что таких, как она – по меньшей мере трое, а то и четверо на одного кота. Без единой задней мысли начинается нездоровое соревнование, чей успех среди мужчин будет наиболее потрясающим. Ну, совсем как у мужчин: кто больше выпил и кого сильнее вывернуло после этого. Кто-то ограничивается танцами и флиртом, у кого-то завязывается серьезный курортный роман, иногда с далеко идущими последствиями на всю жизнь (читай чеховскую “Даму с собачкой”), а из меньшинства женщин, обретших в упомянутом соревновании более или менее постоянного партнера, подавляющее большинство, чтобы не потерять его, вынуждено после танцев отправляться вдвоем на прогулку по окрестностям. И тут все зависит от характера женщины, ее отношений с оставшимся дома мужем и от степени наглости ее партнера.
Если отношения дома хорошие, характер сильный, а партнер не особенно наглый, то можно все 24 дня проходить в разновидности жениха и невесты. А если дома – такой же хмырь, как и здесь, только там хамит в открытую, а здесь какое-то время притворяется холуем, причем не хватает силы воли вырваться, когда тебя тащат в кусты и опрокидывают, куда не попадя – пиши, пропало. Даже специальный глагол есть для обозначения подобной ситуации: скурвилась. И сколько миллионов женских жизней втоптано таким образом в грязь за время существования данных учреждений культуры и здравоохранения!
А ведь происшедшее, по сути, добровольно-принудительное изнасилование – это лишь половина надругательства над женщиной. Вторая начинается, когда двуногий скот возвращается в палату и детально во всеуслышание описывает происшедшее в возможно более смешных тонах. Как эта б… пыталась изворачиваться, как у нее это не получилось, а у него – обхохочешься! Затем эта история излагается назавтра соседям по столу и сопляжникам.
Женщины, оставшиеся “за бортом” в помянутом соревновании, не отказывают себе в удовольствии довести до сведения своей более удачливой подружки мнение о ней ее секс-партнера. Какой же характер надо иметь, чтобы вечером на следующий день вновь придти на танцы, вновь отправиться на прогулку и вновь дать потащить себя в кусты! Зная при этом, что русские мужчины, как и все азиатские, в отличие от европейских, понятия не имеют о противозачаточных средствах, будучи уверенными, что это – нечто вроде разновидности прокладок, т. е. чисто бабьи дела.
За 14 лет, с 1948 по 1961 год, я побывал почти в десятке домов отдыха и санаториев, в палатах от 4 до 12 человек. И ни разу не слышал, чтобы там говорили о чем-либо ином, кроме как о водке или о бабах, О водке – в смысле как доставали, сколько выпили и каковы были последствия. О бабах – как справили свою нужду, среднюю между большой и малой, и как это было смешно. Я думаю, что если бы женщинам мира транслировали по радио мужские дебаты в курортной палате перед отходом ко сну – все три с лишним миллиарда повесились бы от отчаяния и стыда за таких сожителей на этой планете…

И.В. Бестужев-Лада, “Свожу счеты с жизнью”, Москва, Алгоритм, 2004 г стр.373-374

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий