Свожу счёты с жизнью: Такие разные мировые войны

Пресловутый европоцентризм (ложное убеждение, будто дряхлая старуха Европа – единственная часть света, которая заслуживает внимания) привел к грубым арифметическим ошибкам в нумерации мировых войн.
Строго говоря, Первая мировая война началась и кончилась много десятков тысяч лет назад, когда стада двуногих зверей, хвастливо назвавшие себя – безо всякого на то основания – “человеками разумными”, стерли с лица земли все другие стада таких же зверей, до подобного наглого хвастовства не додумавшихся. Оставили только несколько разновидностей собратьев по примерно такому же разуму с единственной целью: показывать их в зоопарках своим детям. Правда, есть основания подозревать, что сегодня, десятки тысяч лет спустя, их самих ждет примерно такая же участь. Они собственными руками конструируют кибернетические организмы, которые интеллектом будут превосходить “человеков разумных” намного больше – нежели те, скажем, орангутангов. И весь вопрос только в том, не пожалеют ли киборги времени для сооружения “гомопарков”, чтобы показывать нас своим киборговым детям…
Следующим кандидатом на звание Мировой была Троянская, охватившая великое множество племен и народов. Но она до такого уровня не дотянула – по тем же причинам, по каким и множество других крупных войн Древнего мира до и после Троянской: она оставляла в стороне большинство мировых цивилизаций того времени.
На волосок от Мировой войны оказался Александр Македонский. Если бы перед ним капитулировала Индия, а затем Китай, ему оставалось бы только навести порядок среди Дикарей и полудикарей Западной Европы – и он мог бы переименовать себя в Буша-Младшего образца 2002 года. Но его воины не знали, как мало им осталось до положения США в начале XXI века, и слишком устали от движения по земле, которая в те времена еще не считалась круглой.
На таком же волоске повисли и римляне, и гунны, и арабы, и, наконец, крестоносцы пополам с монголами. Во всех перечисленных случаях судьба грубо указывала им свое место в истории задолго до достижения полного мирового господства.
Вполне могла вылиться в Мировую войну 30-летняя война между католиками и протестантами Европы (1618-1648). Если бы католики разгромили протестантов или наоборот военные действия вполне могли бы перекинуться в Россию, Азию, Америку, вообще охватить весь мир. Но обе воюющие стороны лишь истощили друг друга в бессмысленных зверствах по отношению к мирному населению и лишь поделили Европу на Северную – протестантскую и Южную – католическую. Которые давно уже мирно сосуществуют друг с другом, так что моря крови были пролиты совершенно напрасно.
А вот Семилетняя война 1756-1763 гг., о которой мы упоминали, когда говорили о канцлере Бестужеве-Рюмине, по всем параметрам тянет на Первую (или Вторую, по нашему счету) мировую. Она затронула практически все континенты мира, кроме Австралии, и грозила изменить политическую карту мира не меньше, чем это дважды произошло в XX веке.
Название “Мировая” у нее просто нагло украли. Или просто еще не додумались до такого слова. Военное искусство в Семилетней войне достигло таких высот, что, казалось, никаким противникам друг друга больше не одолеть. Построенные в две-три линии мушкетеры давали убийственный залп с полусотни метров и сразу бросались в штыки, пока противник не успел перезарядить свои мушкеты. А если еще ряды противника выкашивала пушечная картечь, да с флангов налетала конница, то весь вопрос сводился к тому, у кого окажется больше штыков, сабель и пушек. Суворов, а затем Наполеон предложили новый способ войны, продержавшийся до 1914 года. Они высылали вперед цепь застрельщиков, принимавших на себя огонь противника. А за ними шли колонны пехоты, и сколько бы ни полегло в первых рядах – колонна легко таранила и опрокидывала линейные боевые порядки мушкетеров. Если бы Наполеон не пошел на авантюру в России, его войны вполне могли бы подняться до уровня Мировой войны. В союзе с Россией он мог бы дотянуться не только до Египта, но и до Индии, а может быть даже и до Китая. Канада безусловно осталась бы полностью французской. Мексика с императором, поставленным французами, простерлась бы до Вашингтона. А крошечная Новая Англия, зажатая между этими двумя французскими колониями, была в то время люто враждебна Старой Недоброй Англии. И за все это надо было всего лишь отдать России Балканы и Черноморские Проливы. Но жадность губит не только фраеров – императоров тоже.
По иронии судьбы, Канада – по крайней мере ее часть – вновь пытается стать французской. А мексиканцы безо всякой Мексики десятками миллионов подступают к Вашингтону и к президентскому креслу в нем. Но это уже другой разговор.
Что касается войн, то они весь XIX и начало XX века были и оставались по своему характеру наполеоновскими, что блестяще подтвердила франко-прусская война 1870-1871 гг.
Вот почему монархи и министры европейских держав, развязавшие в 1914 г. новую крупномасштабную войну, вовсе не были клиническими дебилами или самоубийцами. Они просто думали, что в 1914 году повторится – не может не повториться! – 1870-й. Залп картечи, колонны в штыки, атака конницы – и максимум в две-три недели все кончено.Собственно, так оно поначалу и произошло. Одна из русских армий за считанные дни была окружена и ликвидирована немцами под Кенигсбергом, а французы, как и в 1870-м, отброшены в беспорядке почти к Парижу. Но тут в дело вступила машинка, изобретенная еще в 1883 г. и успешно опробованная в англо-бурской войне 1899-1902 гг. и русско-японской 1904-1905 гг. Но разве кто-нибудь из начальства когда-нибудь обращал внимание на такие пустяки, как наука и техника?
А дальше все пошло, как в упоминавшихся выше кадрах “психической атаки” из кинофильма “Чапаев”. Цепи стрелков полегли от огня пулемета и зарылись в окопы. Началась четырехлетняя позиционная война, которая закончилась капитуляцией Германии ввиду ее полного истощения при подавляющем экономическом и всяком прочем превосходстве противника. Да и то, чтобы ускорить капитуляцию, пришлось пробивать окопы германцев новоизобретенными танками.
Данте изображал в своем “Аду” грешников с головами, вывороченными лицом назад.
Именно такими предстали все без исключения правители европейских держав в 1938 году, накануне Второй мировой войны. Все английские и французские министры, а также Гитлер, Муссолини и Сталин были уверены, что в случае начала новой крупномасштабной войны предстоит простое повторение Первой мировой. И на сколько бы километров ни продвинулись немцы вглубь России и Франции – их ждут ряды окопов, в которых они завязнут при любом количестве таранных танков. Только этим можно объяснить поведение французского правительства в 1939 г. и Сталина в 1941-м. Да, наверное, до 1938 г. и сам Гитлер думал схоже.
Но вот в 1937 г. вышла книга немецкого генерала Гудериана “Внимание – танки!”. Генерал предлагал сумасшедшую авантюру: пустить крупные танковые колонны без поддержки пехоты по дорогам вглубь расположения войск противника. Казалось бы, самоубийство: кончится топливо, танки будут окружены и сожжены. Однако генерал настаивал: прежде, чем кончится топливо, войска противника будут полностью дезорганизованы, и пехоте придется лишь добивать мечущихся в панике людей. К 1938 году Гудериан сумел убедить в своей правоте немецкий генеральный штаб и самого Гитлера. Уточним, что в 1940 г. одна из книг Гудериана была переведена на русский язык, и у стратегов Сталина было достаточно времени, чтобы сделать необходимые выводы. Собственно, те из них, у кого образование было выше начального и кто не попал под каток Большого Террора, такие выводы сделали. Они предложили отвести Красную Армию в укрепленные районы по старой (до 1939 г.) границе по линии западнее Минск – Киев, поставить танки и самолеты в укрытия, чтобы их не разбомбили в первый же день войны самолеты противника, а между старой и новой границей оставить лишь прикрытие из подразделений НКВД, заминировав все дороги и мосты. Тогда немцам, при любом их напоре потребовалось бы немало дней, чтобы добраться до старой границы, где их ждала бы готовая к отпору примерно равная по силе сила. Иными словами, предлагалось битву на Курской дуге провести не под Курском, а под Минском и Киевом. И в июле не 43-го, а 41-го…Но разве генералам и их будущему генералиссимусу с незаконченным начальным образованием достаточно года, чтобы по складам прочитать книгу о том, что именно их ожидает, уже не на немецком, а на русском языке?
Гитлеру доложили, что Большой Террор выкосил в Красной Армии почти все мыслящее самостоятельно, что командование осталось на уровне ефрейторско-фельдфебельского (т.е. на уровне ученика 7-го класса “Г” И. Бестужева), что 5-миллионная армия беспечно выставлена к новой границе и бездумно поставлена под удар, которым можно полностью ликвидировать ее за считанные дни. Забегая вперед, добавим, что именно так оно и произошло за считанные недели июня – июля 1941 г. и что если бы Гитлер по чисто политическим соображениям не застрял под Одессой, Севастополем, Ленинградом и Москвой, а прорвался бы к Сталинграду осенью не 1942-го, а 1941-го, лишив наши танки и самолеты бакинской нефти, то, наверное, разговоры компании подростков в октябре-ноябре 1942 г. на далеком Урале о необходимости уходить в партизаны, если немцы доберутся до Урала, оказались бы вовсе не такими уж риторически беспочвенными…
Забегая вперед еще дальше, отметим, что один из упомянутых подростков десятка полтора лет спустя видел Третью мировую войну повторением Второй, только наоборот – продвижением десятков тысяч советских танков по линии Париж – Мадрид – Марокко и Далее по западному берегу Африки до мыса Доброй Надежды, а также по линии Иран – Египет – Судан и далее по восточному берегу Африки до того же пункта. Со вспомогательными ударами по Апеннинам и Балканам. Совершенно не замечая, что Третья мировая война давно уже началась (в 1946 г.), что она еще более непохожа на Вторую, нежели та – на Первую или даже на Семилетнюю, и издевательски камуфлируется эпитетом “холодная”, хотя на деле горячее горячего. И совершенно не подозревая, что в 1989 г. она закончится такой же капитуляцией СССР, как в 1945-м капитулировали Германия и Япония (и примерно по тем же причинам, подавляющее технико-экономическое превосходство противника). И уж меньше всего упомянутый подросток уже не подростком, а скорее стариком мог подозревать, что не успеет начаться Третья мировая война, как в том же году в Палестине начнется Четвертая – между “Бедным Югом” и “Богатым Севером”. Что в последней четверти XX века боевые действия охватят Ливан и Афганистан, Балканы и Кавказ, а в начале XXI века доберутся до США и сделают войну уже действительно Мировой. Что со дня на день со стороны “Бедного Юга” ожидается применение оружия массового поражения (ядерного, химического, биологического, компьютерного), после чего война вступит в заключительную фазу прежде, чем человечество перейдет в качественно иное состояние, исключающее войны – по крайней мере в том виде, в каком они велись сорок последних тысячелетий…
Но мы говорим об июне 1941 года и пытаемся понять поведение взрослых людей в те дни глазами 14-летнего подростка.

И.В. Бестужев-Лада, “Свожу счеты с жизнью”, Москва, Алгоритм, 2004 г стр.197-200

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий