Свожу счёты с жизнью: Трагедия декабристов

Движение декабристов оставило в истории России столько Бестужевых и таких ярких как личности, что повторился “канцлерский эффект”. Спроси: кого вы знаете из декабристов? И скорее всего, ответят: Бестужевы. А уж кто именно – это ныне помнят немногие.
И с каждым поколением – все меньше. Хотя одних только осужденных офицеров-декабристов (не говоря уже о солдатах) насчитывалось более сотни, и многие из них сыграли в восстании гораздо более значительную роль. Что это? Вновь магия фамилии? Или магия числа – столько одной фамилии сразу!
Выше мы назвали троих братьев Бестужевых, известных не только как декабристы: Александра – знаменитого в те времена писателя, Николая – художника, историка, экономиста, тоже писателя, хотя и менее заметного, Михаила – автора интереснейших “Воспоминаний”. Но был еще и четвертый, младший брат – 17-летний мичман Петр, разжалованный в солдаты и рано умерший. Он не успел свершить ничего выдающегося. Кроме того, что стал в одном ряду с братьями в роковой день восстания. Но это – такое, о чем грех забывать. И грех о нем не упоминать.
В Москве появилась Улица Бестужевых. Даже без пояснительной таблички каждому москвичу понятно – каких именно. Так же понятно, как Улица Декабристов. При любой власти вряд ли у кого поднимется рука на переименование: настолько почитаемы в истории России декабристы за их самоотверженный подвиг. И есть за что: почти все мыслящее и благородное, что было в России после Отечественной войны 1812 года, так или иначе тянулось к декабристам. Или, по меньшей мере, сочувствовало им. До Александра Сергеевича Пушкина включительно.
И это – несмотря на вопиющую, чисто российскую, организацию, точнее, дезорганизацию восстания. Несмотря на его провал. Независимо от поведения каждого из арестованных перед судом. В Москве никто не предложил поставить декабристам памятник – ни ленинцы, ни ельцинцы. Но ведь и восставали-то они не в Москве, а в Питере. Там такой памятник прямо-таки просится где-нибудь неподалеку от Медного всадника. И еще один – в Петропавловской крепости. Там, где были повешены пятеро из них. Но все как-то руки не доходят. Или головы не тем заняты. Или материала на памятник нет. В последнем случае посоветовал бы переплавить броневик у Финляндского вокзала, на котором чисто по инерции красуется фигурка человека, принесшего России больше бед, чем Батый и Гитлер, вместе взятые. А самого человечка поставить куда-нибудь на музейные задворки – как его присные проделали это с памятником императору Александру III.
Памятник декабристам необходим для того, чтобы потомки почаще задумывались над трагической судьбой предков и делали свою собственную менее трагичной. Меж тем личная драма Бестужевых-декабристов была покруче, чем у Бестужева-канцлера. И не потому, что восстание было провалено изначально. Если бы во главе восставших оказался более решительный офицер, они могли бы взять верх. Но что дальше? Ведь на каждого декабриста Бестужева приходилась тысяча крепостников Аракчеевых, которые не замедлили бы сплотиться вокруг любого немецкого принца – родственника Романовых (в случае, если бы императорская фамилия была арестована или уничтожена). И задавили бы восставших просто своим подавляющим численным военным превосходством. Как сделали это с несколькими восставшими ротами Черниговского полка на Украине во главе с С.Муравьевым-Апостолом и М.Бестужевым-Рюминым. А других политических сил в то время в России не было. Крестьяне были способны только на вторую пугачевщину – на то, чего больше всего боялись декабристы. Правда, ценой моря крови крепостное право скорее всего пало бы лет на тридцать раньше – такова обычная цена за ускорение хода истории. Думается, многие из декабристов хотя бы в самых общих чертах осознавали это. И сознательно пошли на заведомое личное самоубийство во имя своей страны, своего народа, во имя России.
Вековым отзвуком общественного признания такой самоотверженности служит пиетическое – проще говоря, изначально доброе – отношение к фамилии Бестужев только потому, что она сильнее других связана в подсознании народном с движением декабристов.

И.В. Бестужев-Лада, “Свожу счеты с жизнью”, Москва, Алгоритм, 2004 г стр.10-13

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий