«Мы за Родину пали, но она – спасена!..»

2020-й, ознаменованный священной датой – 75-летием Победы в Великой Отечественной войне, – знаковый год в истории России XX века. Подготовка к празднику велась задолго до его наступления, но никто не мог даже в самом страшном сне предположить, что из-за коронавирусной напасти так многое недоскажется, недоувидится, недосовершится в реальной нашей жизни, которую в одночасье поглотило онлайновское пространство, лишающее человека радости общения, проявления истинных чувств, ощущения живой непосредственной жизни. Да… не удалось состояться массовым, зрелищным, надолго бы запомнившимся событиям. Увы, отложен был до лучших времён и марш Бессмертного полка, в который до последнего момента так верили россияне, ведь в юбилейный год Герои обязаны быть в строю. Но Праздник, хоть и с опозданием, заявил о себе Парадом на Красной площади 24 июня. Именно в этот день ровно 75 лет назад герои-победители бросили трофейные знамёна немецкой армии на брусчатку Красной площади…
А 30 июня состоялось открытие Ржевского Мемориала Советскому солдату. Солдату, о котором мы впервые услышали от Александра Твардовского в поэтическом монологе «Я убит подо Ржевом…». Солдату, заклинавшему всех живущих «в той жизни», мирной и цветущей, не предавать память забвению, ведь

… недаром боролись мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос,
Вы должны его знать…

По зову «голоса» и сердца я еду в Ржев, древний город, не сходящий с уст на протяжении нескольких месяцев благодаря строительству Мемориала.

Мост через Волгу
Мост через Волгу

Первый русский город на Волге ведёт своё летоисчисление с 1216 года. Многовековая история Руси с её битвами и завоеваниями не обошла стороной древнюю крепость. И в самые триумфальные вехи русских побед над вражескими «погаными» полчищами: в Куликовскую битву, Отечественную войну 1812 года – вписаны имена ржевитян, верных сынов Отечества. На одной из площадей города установлен бюст Александру Никитичу Сеславину, адъютанту Барклая де Толли, генерал-майору, прославившемуся действиями своего партизанского отряда в Отечественной войне 1812 года. Уроженец земли тульской, талантливый поэт В.А. Жуковский, посвятил герою такие строки:

Сеславин – где не пролетит с крылатыми полками,
Там брошен в прах и меч, и щит, и устлан путь врагами

Экспозиция в Краеведческом музее «Ржевская битва 1942 – 1943 гг.»
Экспозиция в Краеведческом музее «Ржевская битва 1942 – 1943 гг.»
Великая Отечественная война страшным смерчем обрушилась на город. Именно Ржев фашисты выбрали плацдармом для реализации своего плана, «кинжалом, нацеленным на Москву». Семнадцать месяцев оккупации – с 14 октября 1941 года по 3 марта 1943 года – по сути превратили волжский провинциальный городок в выжженную пустыню с кое-где встречающимися островками из остатков того, что когда-то было каменными зданиями, бревенчатыми домиками, мостами, ведь задачей нашей артиллерии и авиации было выдворить фашистов с захваченных ими территорий во чтобы то ни стало. «Бои местного значения», как долгое время называли их официальные горе-историки, растянулись на целые 14 месяцев. Предпринятые три наступательные операции потерпели полное фиаско из-за стратегических ошибок военного начальства, а потери в Ржевской битве – битве, а не в «боях местного значения» не поддаются человеческому осмыслению – один миллион триста тысяч человек! По словам поэта В. Коростышевского, «от огня, и от крови, и от слёз заржавев, стал с могилами вровень перемолотый Ржев».
Трагическим страницам военных действий в районе Ржевско-Вяземского выступа, истории Ржева в период оккупации посвящена экспозиция в Краеведческом музее «Ржевская битва 1942 – 1943 гг.». Здесь освещены материалы наступательных операций советских войск. Документы, фотографии, текстовый материал, размещённые на планшетах, – правдивый рассказ о жестоком противоборстве группы немецкой армии «Центр» и советских частей Западного и Калининского фронтов в районе Ржевско-Вяземского выступа. В одной из витрин можно увидеть подлинную немецкую форму, немецкую походную сумку, противогаз, флягу. Рядом витрина с формой и личными вещами красноармейца. Бритва, ложка, фляжка, часы… уже не понадобятся солдату, чьи останки, возможно, ещё не найдены поисковиками. А может быть, ему «посчастливится» стать опознанным благодаря медальону? Теперь это редчайшая удача.

Экспозиция в Краеведческом музее «Ржевская битва 1942 – 1943 гг.»

В витрине музея размещены немецкие и советские медальоны. Горько, что не позаботилось наше военное руководство о качестве такого необходимого для воина предмета. Немецкий медальон представлял собой металлическую пластинку с вытисненным на ней личным номером бойца, а советский – капсулу с бумажной запиской, которую время неизбежно превратит в труху. На экспозиции представлены предметы из штабной землянки стрелкового полка, погибшего в окружении в феврале 1942 года. В центре зала внимание присутствующих привлекает инсталляция «Крах планов Вермахта по захвату Москвы», состоящая из фрагментов немецкого бомбардировщика «Хейнкель-111», ящика для инструментов из самолёта. Здесь же личные вещи солдат, детали их вооружения и снаряжения, гильзы.
По свидетельствам историографов, единственный выход на линию фронта Верховного главнокомандующего советской армии И. Сталина случился в августе 1943 года подо Ржевом. Здесь им было принято решение о первом во время войны артиллерийском салюте в столице Москве в честь освобождения городов Орла и Белгорода. В экспозиции музея имеются документы, подтверждающие данный факт.
Игорь сидящий на кровати. Акварель Ф.-Й.Лангера
Игорь сидящий на кровати. Акварель Ф.-Й.Лангера
Поистине можно назвать чудом сохранившиеся письма и акварели немецкого солдата, художника Ф. – Й. Лангера, найденные в Германии его детьми под половицами квартиры после смерти отца. Художник находился в Ржеве с 1941-го по 1943 год и всё это время в перерыве между боями и бомбардировками писал письма любимой жене и рисовал. Разрушенный город, храмы, природу, портреты гражданских и военных людей, женщин, детей. Переданные музею эти реликвии явились ещё одним свидетельством трагической судьбы города во время семнадцатимесячной оккупации. Глаза солдат, мирных жителей, детей на портретах Лангера красноречивее любых документов отражают терзания и муки людей в выпавших на их долю чудовищных испытаниях. До боли пронзает не по-детски отчаянно-вопрошающий взгляд сидящего на кровати разрушенного дома маленького мальчика-сироты Игоря, одетого в какие-то рваные отрепья, похожего на трогательного, нахохлившегося воробышка. Мать Игоря умерла от голода, отец погиб на фронте, и Лангер приютил мальчика. Художник хотел усыновить Игоря, но в скором времени вынужден был уехать в Германию и на фронт больше не вернулся.
Страшные улики зверского бесчинства фашистов в оккупированных районах: верёвка от виселицы, установленной оккупантами на городской площади, знак «ОСТ», нашивавшийся на одежду угнанных русских людей в Германию, принадлежащий жительнице Ржева В.А. Виноградовой, – представлены на следующем планшете.

«Бой за Ржев 24 сентября 1942 года»
«Бой за Ржев 24 сентября 1942 года»

Конечно, самой зрелищной и запоминающейся частью музейной экспозиции является диорама «Бой за Ржев 24 сентября 1942 года». На художественном полотне площадью 68 квадратных метров изображён конкретный эпизод – бой за город, который был предпринят 21 сентября 1942 года соединениями 30-й армии Западного фронта. Благодаря штурму, красноармейцы захватили несколько кварталов в северо-восточной части Ржева. Немцы предприняли попытку вернуть ранее завоёванные ими позиции. Ожесточённые бои достигли наивысшего пика 24 сентября. Конкретные бойцы-герои, сражавшиеся за освобождение города, запечатлены на диораме. Это и раненый командир стрелкового полка Я.А. Зубцов; Виктор Гастелло с перевязанной головой, брат известного лётчика Николая Гастелло, ведущий бойцов в атаку; командир батальона Зырянов, получивший ранение при доставке бойцам дополнительных боеприпасов и теперь не имеющий возможности самостоятельно передвигаться. Судьба не даст им шанса выжить в противостоянии с неприятелем.
Фрагмент диорамы «Бой за Ржев 24 сентября 1942 года»
Фрагмент диорамы «Бой за Ржев 24 сентября 1942 года»
Всё перемешалось в уличном бою: атака советских солдат, контратака фашистов, валяющиеся кругом разбитое стрелковое оружие, гильзы, снаряды, детали разбитой военной техники, каски, жалкие остатки военных укреплений, жилых построек, тела убитых в сражении солдат. Зрители воочию становятся свидетелями военной вакханалии, разворачивающейся на диораме. Кажется, что разрывы гильз, мин, бомб сотрясают стены зала, пол уходит из-под ног, а клубы дыма от стрельбищ и пожарищ, вихреобразно вырываясь из художественной рамы, застилают глаза, становится трудно дышать. Полная разруха, хаос, апокалипсис… «Война есть противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие», – писал Л.Н. Толстой. Почему же не прислушается человеческий разум к словам великого мудреца всех эпох? Почему и поныне то тут, то там вспыхивают национальные конфликты, перерастающие в войны?
Обелиск освободителям Ржева
Обелиск освободителям Ржева
Более одного миллиона трёхсот тысяч человек погибли, были ранены, замучены в концлагерях, пропали без вести на ржевской земле. После 17 месяцев оккупации из 5,5 тысяч зданий осталось лишь 297, от некоторых уцелел только фундамент. На одном из планшетов экспозиции уникальный документ: ордер М.А. Королёвой на семью из двух человек на заселение блиндажа на месте дома №40 по улице Большевистской, выданный сразу после выдворения немцев в апреле 1943 года. 60 тысяч человек жило до войны во Ржеве, а после освобождения города их насчитывалось лишь 248. Ущерб от разрушения тихого волжского города оценён правительственной комиссией в 1,5 миллиарда рублей. В 1978 году город был награждён орденом Отечественной войны I степени, а в 2007 году Ржеву присвоено звание «Город воинской славы». На Соборной горе на левом берегу Волги в 1963 году открыт Обелиск освободителям Ржева. 25-метровая колонна установлена на гранитном постаменте, к основанию которого с четырёх сторон ведут широкие лестницы. Опоясывают колонну барельефы с изображением героических сцен Великой Отечественной войны. Вечный огонь на могиле неизвестного солдата у подножья обелиска – символ неугасимой людской памяти о всех погибших на ржевской земле…
Мемориал Ржевскому солдату
Мемориал Ржевскому солдату
Во имя Памяти, которая крепче металла, дороже золота, необходимее глотка воды, в этом году воздвигнут и один из самых впечатляющих памятников бойцам Красной армии – Мемориал Ржевскому солдату. Предыстория Мемориала началась в 2017 году, когда группа ветеранов Великой Отечественной войны обратилась к президенту Путину с просьбой восстановить справедливость, увековечив незаслуженно забытую в официальной истории Ржевскую битву. Был выделен участок у деревни Хорошево в Тверской области – месте самых кровопролитных сражений той войны. Был объявлен конкурс на создание памятника. К апрелю 2018 года ни один из трёх представленных проектов не получил большинства голосов. Во вновь объявленном конкурсе уже участвовало девятнадцать проектов. Выбор пал на молодых, никому не известных скульптора Андрея Коробцова и архитектора Константина Фомина. Скульптура солдата в гимнастёрке и плащ-палатке, полы которой плавно превращаются в стаю журавлей, уносящих душу солдата в небо, приковывала к себе внимание даже самых строгих критиков. Кстати, о душе… Главной своей задачей при создании памятника художник Коробцов считал вдохнуть душу в бронзовую грудь солдата. Более 80-ти эскизов создал автор, но так и остался неудовлетворённым результатами своего напряжённого труда. Попытка придать облику солдата черты погибшего деда также не увенчалась успехом. И тогда, как рассказывал сам А. Коробцов, он присоединился к поисковому отряду и стал непосредственным свидетелем того, как достают поисковики найденные останки убитого красноармейца. Потрясение, которое при этом испытал Андрей, и дрожь, пронзившая его до самых кончиков пальцев, приблизили скульптора к так долго ускользающей от него цели: Ржевский солдат «ожил».
Работа была поистине титанической. Понадобилось 80 тонн бронзы, превратившейся под воздействием обжига в печи при температуре 1200 градусов в специфический пластичный материал. Для заливки памятника изготовлены были 700 деталей. Вначале фигуру солдата высотой в 25 метров вылепили из глины (понадобилось 100 тонн голубой глины), затем разделили на 700 частей, из которых сделали клише. После остывания сплава форму аккуратно разбивали, чтобы не повредить готовые фрагменты. Окончательный монтаж памятника совершали на месте установки. Чтобы конструкция смогла противостоять всем погодным катаклизмам в виде ветров и ураганов, макет памятника подвергли испытанию в аэродинамической трубе. Для насыпи десятиметрового курганного холма, основания скульптуры, потребовалось 15 тысяч кубометров песка.

Мне посчастливилось увидеть этот уникальный, не имеющий аналогов ни в нашей стране, ни в мире мемориал, поклониться солдатам, «за Веру, Отечество и народ жизнь свою положившим, и всем мученически погибшим в годы Великой Отечественной войны». Ещё при подъезде к месту, где возвышающаяся над округой фигура солдата словно заполонила всё пространство, ощущаешь несравнимое ни с чем волнение, чувствуешь только, как сердце пытается выскочить из груди, как не можешь сдержать невольно хлынувших слёз и немого стона от боли, пустынно иссушающей душу и тело. И чувства эти увеличиваются во сто крат, когда вступаешь на «ржевскую» территорию под звуки рахманиновского «Вокализа», вобравшего в себя всю невыплаканную до скончания веков вселенскую печаль и вечную память о жертвенности павших во имя будущего мира и покоя. Имена их струятся на бархатно-рельефной «ткани» плит, выложенных по периметру мемориального комплекса. Лишь малая часть имён из той, впервые озвученной цифры, – один миллион триста тысяч! – кровью своей удобривших ржевскую землю.

Вот он, один из них, с большими, натруженными ладонями, крепко сжимает автомат… твёрдый подбородок… взгляд, обращённый к нам, людям 21 века, и молчаливо-выразительный монолог:

Я убит подо Ржевом,
В безыменном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки, —
Точно в пропасть с обрыва —
И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире,
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей…

Стихотворение А.Т. Твардовского звучит, не переставая, в музейном павильоне, где представлена мультимедийная экспозиция «Военно-фронтовой альбом». На стены зала, сымитированные под страницы дневника, проецируются ролики с рассказами о Ржевской битве, перемежающиеся кадрами с фотографиями и фамилиями солдат, воевавших на Калининском фронте. Невольно закрываешь глаза от ужасного зрелища, представленного под стеклянным полом зала: земля, вся в окопах, будто горит под ногами, а на ней – разбросанные орудия, мины, солдатская амуниция. На потолке – воронки от взрывов. Впечатление такое, что ты попала в эпицентр поля боя, и чувствуешь запах гари, и не можешь унять дрожь в руках и ногах… И только мысль, сверлящая, ни на секунду не отступающая, мысль о том, каково было нашим бойцам в самом пекле ада погибать, выживать, побеждать, заставляет справиться с обморочным состоянием, с невозможностью оторвать ноги от стеклянного пола.
Ржевский Памятник увековечивает не только солдат, сложивших головы в «ржевской мясорубке». Сколько таких «мясорубок местного значения», призванных во что бы то ни стало задержать врага, чтобы не дать последнему возможности воевать на ключевых направлениях, случалось на войне! Одни Синявинские Высоты под Ленинградом чего стоят, где погиб мой дядя, сержант, командир отделения 124-ой стрелковой дивизии Тюнеев Николай Сергеевич, 1919г.р. А бои на подступах к Сталинграду, в Большой излучине Дона, где горстке оставшихся после кровопролитных сражений советских танков была противопоставлена армада немецких самолётов и танков! Командир роты тяжёлых танков, лейтенант Тюнеев Михаил Сергеевич, 1921 г.р., погибший в своей родной машине, мог бы поведать не менее пронзительную быль, если бы А.Твардовский продолжил поэтическую перекличку солдат, волею чудовищно сложившихся обстоятельств ставших беспроигрышной мишенью для изуверов-фашистов. Я твёрдо убеждена, что время расставит всё по своим местам и даст объективную оценку всем тем событиям Великой Отечественной войны, которые отличились не блестящими батальными победами, а толстовской правдой о жутком лике войны: «в крови, страданиях, смерти». Но и их вклад в общий стратегический результат позволил отстоять страну. А ещё вера, жгучая вера советских солдат в то, что победа над врагом не за горами. И свидетельством этому солдатские письма. Вот строки из письма моего дяди, Тюнеева Николая: «…Мама, ты пишешь, чтобы я приехал в отпуск, но ведь сейчас нельзя, надо добивать немца, и только с победой приеду домой или совсем…».
Ржевский мемориал Советскому солдату, олицетворяющий всенародную скорбь, потери, трагедию всех погибших, смертельно раненых и пропавших без вести на войне солдат, в то же время неопровержимый ответ всем тем, кто пытается исказить правду о событиях того времени, умалить и фальсифицировать великий подвиг советского солдата, спасшего весь мир от нацистского ига:

…И у мёртвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за Родину пали,
Но она –
Спасена!

Вера Докторова, 2020 г. Фото автора.

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (5 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставьте комментарий