Воспоминания о войне Волкова Ивана Матвеевича

Участник Великой Отечественной войны, житель деревни Волосовка, старший сержант Волков Иван Матвеевич.
Воспоминания участника Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, жителя деревни Волосовка, бывшего старшего сержанта, начальника радиостанции 38-го стрелкового полка 14-й гвардейской стрелковой дивизии Волкова Ивана Матвеевича.
Первые месяцы войны я не был мобилизован в ряды Советской Армии, а, как и все учителя пользовался льготой, так называемой “броней”.
За это время наши войска с тяжелыми боями отступали, и немцы были уже на подступах к Москве.
В деревне Волосовка я пережил со своей семьей кратковременную оккупацию нашей местности. К счастью, за это время немцы не успели активно развернуть свою “деятельность”. В Волосовке немцы появлялись редко: проходили только разведчики, которые в деревне Павелково завязали бой с отходящей частью нашей армии, проезжали несколько автомашин за колхозным скотом на мясо в дер.Федоровка. В декабре 1941 года немецкие захватчики были разбиты под Москвой, и наш бывший Чапаевский район был освобожден от немецких оккупантов.
В Советскую Армию я был призван 18 марта 1942 года. В это время мобилизовали людей, которые пользовались “броней”: учителей, бухгалтеров, агрономов и др. Сразу же нас отправили в город Горький, где я был зачислен в роту связи курсантом. Я избрал себе военную специальность радиста. Нас стали усиленно готовить: занимались по 12-14 часов в сутки.
В июле 1942 года нас отправили на фронт под Сталинград, где я был зачислен в 16 отдельный гвардейский батальон связи при 14-й Гвардейской Стрелковой дивизии. Я стал радистом 38-го стрелкового полка 14-й Гвардейской Стрелковой дивизии, которая в это время переформировывалась после продолжительных тяжелых боев. Весь свой боевой путь от Сталинграда и до Дрездена и Праги я прошел до конца войны с 14-й Гвардейской Стрелковой дивизией.
Первое боевое крещение я получил 19 августа 1942 года, когда наша дивизия вместе с другими частями с боями форсировала реку Дон в районе Серафимовичи около деревни Ольховки. Удар для захватчиков был неожиданным, мощным, стремительным и напористым. Севернее Сталинграда в районе Серафимовичи на западной стороне Дона в оккупированной немцами зоне был создан плацдарм глубиной до 20км и столько же в ширину. Много немцев было убито в этом бою. Там же наполовину была разбита и итальянская, созданная с немцами, так называемая “Голубая дивизия” – макаронниками мы их звали. Много немцев и итальянцев было взято в плен. Много было уничтожено немецкого оружия и военной техники. Врагу, видимо, не понравилось наше вторжение за Дон, и он всеми силами старался отбросить наши войска на восточную сторону Дона. Но это ему не удалось сделать, хотя он и предпринимал ожесточенные атаки с воздуха и наземными частями. Почти ежедневно самолеты немцев бомбили расположение наших войск, особенно доставалось станции Чеботаревке, где мы расположились. Немцы совершали и танковые атаки, в которых посылали по сотне и более танков, но славные пехотинцы нашей дивизии насмерть стояли, героически грудью защищая взятый плацдарм, предназначенный на окружение Сталинграда. Были случаи, когда наши бойцы во время немецких танковых атак в ходе боев на ходу залезали на их танки, ухитрялись уничтожить экипаж танка, садились за руль и приводили их танки в расположение наших войск. Так наши части закрепились на этом плацдарме и удерживали его до 19 ноября 1942 года. Накануне 19-го ноября на плацдарме было сосредоточено более 500 наших танков, много пехоты, а так же артиллерии во всех ее видах: пушек, катюш, минометов.
Я был свидетелем знаменитой исторической артиллерийской подготовки 19-го ноября 1942 года, в честь которой теперь узаконен праздник “День артиллерии”. В 6 часов утра началась арт. подготовка и длилась 2 часа, а потом после короткого перерыва продолжалась еще час. Стволы орудий накалились до предела. Было выпущено несколько миллионов мин и снарядов. В течение этого времени стоял сплошной оглушительный гул. Наши позиции от выстрелов орудий и позиции противника от разрывов мин и снарядов были в сплошном дыму и пламени. На стороне противника все было уничтожено: на каждом квадратном метре земли противника взрывался снаряд. После было найдено несколько уцелевших гитлеровцев, которые были до того оглушены, что надолго потеряли дар речи. После арт. подготовки наши танки и мотопехота двинулись на окружение оккупантов в районе Сталинграда. Эти войска быстро продвинулись в тыл врага на 80км, ворвавшись на аэродром противника, взяли его, заправили машины их же бензином и двинулись дальше. Пехотные дивизии, в том числе и наша дивизия, двинулись следом за танковыми частями, закрепляя наступление и расширяя зону окружения Сталинграда. Много было взято в плен солдат противника, особенно румын, которые с явным удовольствием и со словами: “фабрик, арвайт”, отправлялись в наш тыл, подчас и без конвоя по данному маршруту.
Тяжел был боевой путь, но радостен. По месяцу не разувались на ночь, почти всегда ночевали в поле в наспех отрытых окопах, вокруг себя под шинелью сушили портянки, на ходу засыпали в походах. Нечего греха таить, появилась и вошь. Но никакие лишения не могли противостоять радости успеха в боях. Как можно забыть торжество встречи наших войск при полном окружении Сталинграда на железнодорожной станции Морозовской. Никогда нельзя забыть, как враг в предсмертной агонии ночью на станции Морозовской подрывал свои огромные запасы боеприпасов. Не забыть тех огромных огненных столбов при взрывах. 2-го февраля 1943 года разгром немецких войск под Сталинградом был закончен. 300000 гитлеровцев было уничтожено и взято в плен. Позднее, будучи в Германии мы почти в каждом населенном пункте видели конусообразные памятники с длинными списками на них, погибших немецких солдат под Сталинградом, и, если немецкий житель увидит на груди у нас медаль “За оборону Сталинграда”, то у него почему-то округлялись глаза, а из горла вырывалось междометие “О! Сталинград!”.
На войне часто приходилось переживать смертельные опасности: страшные бомбежки, внезапные стычки с врагом, артиллерийские и минометные ураганные налеты, подрывы на минах. Часто находясь, как говорят “на волоске от смерти”, чудом остаешься в живых.
Расскажу один случай.
Числа 10-го февраля 1943 года штаб нашего полка недалеко от р. Сев. Донца расположился в небольшом дубовом лесу (гектар 20). Вокруг леса много было нашей военной техники. В середине леса штабисты нашли на дне балки воронку от авиабомбы, разожгли в ней костер, человек 14 со связистами вместе уселись вокруг костра, грелись и шутили. Командир полка и начальник разведки ушли на передний край. Я дежурил на рации, которую расположили метрах в десяти от костра на дубовом пне. Вдруг налетели два немецких самолета и начали сбрасывать бомбы на наш лес. Я был на открытом месте без окопа. Тогда я побежал к штабистам с намерением укрыться в их воронке. Когда я подбежал и хотел спрыгнуть в воронку, то увидел, что там очень тесно и без меня. Тогда я укрылся метрах в четырех от воронки в неглубоком русле ручья. Раздался страшный взрыв. Где-то, совсем рядом разорвалась бомба. Меня сильно оглушило, но не ранило. Когда рассеялся дым, то я увидел страшную картину: бомба угодила прямо в воронку со штабистами. Части тел и одежды висели на суках дубов. Пахло порохом и человеческим мясом. Если бы я укрылся в их воронке, то на мне сейчас росли бы незабудки. За разгром немецких войск под Сталинградом меня наградили медалями: “За оборону Сталинграда”, “За отвагу”.
Дальше я столь подробно не буду описывать события и ограничусь кратким перечислением тех мест, где проходила наша дивизия, а стало-быть вместе с ней и я. Нашей дивизии пришлось форсировать ряд рек юга: Дон в районе Серафимовичи, Донец в районе Ст. Саитова, Днепр севернее Днепродзержинска, Днестр и др. реки.
Пришлось участвовать в крупных боях под Харьковом, в Корсунь-шевченковском окружении немцев, в освобожденном Донбассе, в освобожденной Молдавии. С боями прошли Польшу. Участвовали в боях под Яссами (Румыния) в районе Хверлеу, недалеко от Батошани. Воевали на подступах к Чехословакии в Карпатах. На Дукленском перевале, где я был контужен. Участвовали в знаменитом прорыве немецкого фронта на Сондомирском направлении (западнее Сандамира). Форсировали реки Вислу, Одер, Нейсе. 21/I – 45г. вторглись в немецкую Силезию. При форсировании р. Одер участвовали в овладении плацдарма юго-восточнее Бреслау. На реке Нейсе участвовали в прорыве обороны и овладении городов: Коттбус, Люббен, Сивиту, Лукенвальд и другие. В январе 1943-го года меня приняли в партию. За глубокую разведку в немецком тылу в Германии и за отличную радиосвязь в разведке я награжден орденом “Красной звезды”. 8-го мая 1945-го наша дивизия участвовала в боях за овладение г. Дрездена, потом прошли походом в Чехословакию и помогли освободить ее и очистить территорию от остатков врагов. Встретились с американскими войсками, выровняли линию оккупированной зоны, и 9-го мая замолк орудийный гул. Немцы капитулировали. Солдаты целыми воинскими частями сдавались в плен. По обочинам дорог видели множество винтовок, штыками воткнутых в землю, военной техники и всякой другой военной амуниции. Наступил для нас долгожданный радостный день – День Победы.

Материал из Ильичевского школьного музея. Волков И.М. 3 мая 1965 г
Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий