Уроки армейской жизни

Пережитого, увиденного им за его полвека с небольшим вполне хватило бы не на одну человеческую жизнь. И этим он обязан, прежде всего, армейской службе, которая стала для него не только школой мужества, но и реальной школой выживания..

Не зря же таким как он год срочной службы засчитывался аж за три … Григорий Шубенкин родился в с.Грязное, здесь же закончил Чапаевскую общеобразовательную школу, потом по краткосрочной программе обучения в СПТУ овладел несколькими специальностями (тракторист, механизатор, водитель), востребованными особенно на селе. До призыва в армию крутил «баранку» автомобиля, закрепленного за Чапаевской участковой больницей.
Григорий Юрьевич Шубенкин
О том, что местом срочной армейской службы станет горячая точка – Афганистан – Григорию и другим новобранцам осеннего призыва 1982 года стало известно уже в Рязани, на областном сборном пункте. Конечно, изъяви тогда желание выбрать место поспокойнее, родители могли бы помочь. Были у них влиятельные связи в лице близкого родственника – кадрового офицера. Но Григорий распрощался с гражданской жизнью почти на два с половиной года. Это сегодня срочники служат, как говорится, от звонка до звонка, ровно год, ни дня больше. Тогда же все было по-другому. Пока замена бывалым, обстрелянным не находилась, не отпускали, хоть и дембель давно подоспел. «Так что в Афгане, – рассказывает Григорий, – довелось мне трижды встретить и свой день рождения, и Новый год. Мои друзья-сверстники, которых призвали позже меня, домой успели вернуться из армии, а я еще был там, далеко от Родины. Рязанских нас там оказалось много, а михайловских – только двое: я и мой одногруппник по профтехучилищу, Александр Грунин, с которым вскоре наши пути разошлись. Лишь через год с ним случайно встретились на перевале Саланг… Помню, улетали из Москвы, когда первый снег выпал. Приземляемся в Ташкенте, а там жара бешеная. А мы, новобранцы, – в зимних шапках, шинелях»…
Армейская специальность Григория – снайпер. Пригодились парню уроки отца, ныне, увы, покойного, Юрия Григорьевича, по профессии связиста, но заядлого охотника, и его сильное увлечение спортом! Григорий активно занимался волейболом, многоборьем и, конечно, стрельбой из винтовки (спасибо его учителю П.И. Орешкову). Сила воли, закаленные тренировками характер и организм, слава Богу, не дали сбоя в условиях войны на чужой территории, помогли выжить. Ходить в горы с полным боевым снаряжением (вещмешком в полцентнера за спиной), покорять несколькокилометровые горные склоны было для него делом привычным. Все необходимое – на плече или за плечами. «Вертушки» (вертолеты) прилетали в горы лишь за «грузом-200» (убитыми).
Афганистан проехать, пройти вдоль и поперек довелось Григорию в составе армейского полка, участвуя в боевых операциях. Не раз леденило сердце юноши дыхание смерти. Погибали парни, некоторые – на руках нашего земляка. Иногда причиной тому было утраченное чувство реальной опасности.
– Особенно страшно было, – вспоминает Григорий, – когда, поднявшись на высоту, кого-то не досчитывались. Спускаемся через какие-то двадцать минут вниз, смотрим: убит наш однополчанин – выстрелом в шею. Пока тело довезли, например, до Баграма, сослуживца не узнать, разве что по одежде, личным вещам. Очень страшно. Всего не расскажешь… Убивать приходилось. На войне – так: если не ты, то тебя… Сначала было не по себе, а потом, насмотревшись, что они с нашими ребятами делали, не жалко душманов было, только ненависть страшная.
Именно в армии Григорий впервые осознанно обратился, не зная молитв, к Богу, искренне поверил в него. Он вспоминает:
-Тяжко нам тогда пришлось. Взвод окружили душманы в одном из кишлаков. Из гранатомета тяжело ранило нашего Комсомольца (так мы его звали): снесло пол-лица, от загоревшейся ракетницы пострадала рука. Страшное зрелище. Мы заняли оборону, отстреливались, как могли. А силы неравные: нас – с дюжину, их – чуть ли не рота. Орут: «Сдавайтесь! Кранты вам!» Ребята все молодые, некоторые плачут, с жизнью прощаются… Но Бог миловал. Наши разведчики подоспели, спасли от неминуемой смерти.
Кстати, святое крещение Григорий принял после демобилизации из армии, вместе с собственными детьми и другом, вернувшимся тоже живым после службы в Афганистане.
Во время службы в ДРА. Фото из семейного архива Шубенкиных.
Чтобы уцелеть в любой войне, при любой опасности, многое зависит от его величества случая, удачи. Но нельзя сбрасывать со счета и то, что школу выживания в чужой стране Григорий Шубенкин прошел благодаря безукоризненному подчинению дисциплине, заслугам тех, кто тебя окружает, кто несет ответственность за твою жизнь. Сколько не успевших повзрослеть, не научившихся противостоять сиюминутным желаниям стали жертвами собственной безалаберности и вражеских снайперов, пули-дуры! Ощущение реальной опасности заставляло бойцов чуть ли не срастаться с раскаленной от палящего солнца броней боевых машин, а не покидать укрытие, например, в минуты мнимого затишья, чтобы насладиться янтарным соком близко растущего винограда.
-Нам повезло с командиром, – анализирует Григорий. – Он за своего солдата, за чью жизнь нес ответственность, мог «порвать» любого. Был такой случай. Сменился командир полка, из Союза прибыл. Поступил приказ штурмом взять две высоты, а на каждой – крупнокалиберные пулеметы ДШК. Наш комбат возразил: «Это что, сорок первый год?! Мои ребята на «Ура!» не полезут, на верную смерть не пущу мальчишек!» Мы взяли эти высоты, только чуть позже, на рассвете, и главное, без потерь.
Ответственность за подопечных, унаследованную в Афганистане, Григорий Шубенкин несет и по сей день. Проявляется она в непростой работе педагога. Он продолжает учительскую династию вслед за мамой, Людмилой Дмитриевной, закончив заочно Коломенский пединститут, вот уже более четверти века в Чапаевской средней общеобразовательной школе преподает ОБЖ и трудовое обучение, физкультуру, ведет волейбольную секцию и кружок художественного выпиливания. А в личной жизни он на сегодня – любимый, уважаемый отец, отчим, дед.
Его ученики неоднократно прославляли школу в различных соревнованиях, конкурсах. Но главное, считает Григорий Юрьевич, теперь уже ветеран педагогического труда, чтобы его воспитанники выросли надежными и целеустремленными людьми, не пасующими перед трудностями. В школьном расписании нет урока жизни, но его вчерашние и нынешние ученики уважают своего наставника, старшего и верного друга, который щедро делится собственным опытом, своим примером учит их в любых ситуациях оставаться людьми.

Елена Захарова. «Михайловские вести» № 8(10685), 19 февраля 2016 г

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (5 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий