Как Горький устраивал детям ёлку

А.М. Горький среди детей на празднике
А.М. Горький среди детей на празднике (Фотография эта прислана редакции тов. Ф. П. Хитровским из гор. Горького)

Детство Алеши Пешкова было очень тяжелое — об этом рассказано в повести Горького «Детство».
Когда Алеша подрос и стал юношей, он изредка, в свободные от своей тяжелой по-вседневной работы дни, собирал бедных детей окраин и уводил их от пыльных, тесных улиц города в поле. Здесь дети играли, спали на траве в тени деревьев или, собираясь вокруг Алексея Максимовича, слушали его рассказы.
Это были хорошие, веселые дни для ребят, видавших мало радости в своей жизни.
Сделавшись знаменитым писателем, Максим Горький не забыл своих маленьких
друзей. Он знал, что очень многие из них живут в тяжелых условиях.
И вот он задумал хоть чем-нибудь их порадовать.
Живя зимой 1899 года в Нижнем-Новгороде на Волге (теперь этот город его имени — город Горький. Прим редакции:), Алексей Максимович устроил для ребят бесплатный каток.
Почти 60 лет – с 1932 по 1990 год – город на слиянии Оки и Волги носил имя самого знаменитого своего уроженца. Причем, название “Горький” город получил еще при жизни Алексея Максимовича Пешкова, творившего под литературным псевдонимом Максим Горький. А с 22 октября 1990 года по настоящее время город Горький снова стал Нижним Новгородом.
В местной газете была напечатана статья Горького об этом катке.
«Вчера нижегородский курносый и голубоглазый «радостный народ» шумно и весело отпраздновал открытие бесплатного катка.
«Уже к 11 часам утра густая толпа ребятишек, одетых по большей части в «мамкины» и «тятькины» одежды из лохмотьев, собралась около теплушки, устроенной на катке, и с нетерпением ожидала, что тут будет. Некоторые фантазеры предполагали, что им будут раздавать коньки в собственность, да еще при этом и гостинцев дадут.
«Вот пришли члены секции и начали раздавать коньки.
Горькому содействовала городская секция гигиены и воспитания, помогавшая беднейшему населению города.
«Мальчишки бросились к ним, как жаждущие к воде, окружили тесной толпой дам секции и, толкая их со всех сторон, поднимали руки кверху с криками:
«— Барыня! Мне! Мне! Барыня, меня запишите! Меня!
«Было немножко грустно смотреть на этих маленьких славных людей, так желавших покататься, было грустно потому, что коньков у секции всего лишь 30 пар, и масса ребятишек должна была, повесив носы, отойти в сторону и там ждать, пока товарищи накатаются.
«Разочарованных оказалось очень много. Какой-то маленький гимназистик был тронут видом своих плохо одетых сверстников, уныло расхаживающих по льду в ожидании свободных коньков, — он снял с ног свои собственные и предложил одной из дам с просьбой отдать кому-нибудь из желающих кататься…
«Маленький головастый господин лет семи, одетый в красную рубаху и курточку, сшитую из разнообразных дыр, без пуговиц, привязал к своим валяным сапогам -некие две железные машины и, едва находя силы двигать ногами, вышел из теплушки на лед, причем сейчас же встал на четвереньки, довольно оглядел публику и радостно воскликнул:
« — По-оехал-ль!
«А в глазах у него сияло столько удовольствия, точно он был всегда сыт, тепло одет и дома его никогда не колотили.
«Веселый и живой шум стоном стоял над катком. Играл бесплатный оркестр военной музыки.
«Музыкантам было холодно.
«Маленький черноглазый барабанщик, человек лет 12-ти, то и дело совал в рот себе свои иззябшие пальцы, — и ему тоже хотелось покататься на коньках. Он несколько раз подбегал просить их, но коньков не было.
«Одна девочка, маленькая и славная такая, черноглазая, даже заплакала от досады, узнав, что ей еще не скоро придется получить коньки.
«Но все-таки на катке было весело и шумно, ребятишки довольны. Для них этот каток — великая радость, большое удовольствие. И очень жаль, что секция не имеет возможности приобрести еще не¬сколько пар коньков. Быть может, найдутся люди, которым будет приятно сделать удовольствие бедным детям. Скоро праздник — хороший детский праздник…
«Хорошо бы помочь секции в славном деле устройства развлечений для бедных детей города… Нет ли у кого старых коньков? Или не найдется ли людей, которые дали бы на коньки?
«В этом мало пользы?
«О, да! Но — в этом много удовольствия и радости для детей, и право, не грех доставить им; жителям тесных чердаков и сырых подвалов, возможность покататься по льду на чистом зимнем воздухе».
В ту же зиму Горький осуществил и другое дело, полезное и приятное для ребят.
Он заметил, что в городских и деревенских школах отсутствуют учебные пособия. И вот Горький обратился к состоятельным женщинам города с просьбой придти на помощь школе, детям и учителям созданием школьных пособий в виде альбомов с картинками. В эти альбомы наклеивались картинки из иллюстрированных изданий, изображающие жизнь людей и животных, разные местности земного шара, образцы замечательных зданий, снимки с произведений искусств, сцены из быта разных народов, портреты общественных деятелей.
Но самым замечательным делом Горького для ребят в эту зиму было устройство бесплатной елки для беднейших детей города.
Прекрасная большая елка со множеством украшений ждала ребят в огромном зале, залитом огнями. Ребятам были розданы сласти, обувь и другие необходимые для них вещи.
Вот как рассказывает Горький об этой елке.
«Устроенная в думском зале 4-го января елка для бедных детей доставила им существенную пользу, в виде подарков, и немножко удовольствия…
«Одним из первых явился на елку человек некий, по имени Андрюшка, отроду имеющий 6 лет. На ногах у него были полуразвалившиеся валенки — «мамины», и маленькие, искривленные рахитом ноги Андрюшки болтались в валенках, как песты в ступах. Живот у Андрюшки огромный, выпятившийся вперед, вздутый. Очевидно, Андрюшка ест много, но не питательно. Нижняя челюсть у него кривая, рот тоже кривой, крупные, неправильные зубы не покрываются бескровными губа¬ми. Серые Андрюшкины глаза смотрят так, как будто этот маленький господин про¬жил на земле лет 70, все знает и давно уже ничему не удивляется. Боясь, что его раздавят в толпе, ребенка посадили на стул спиною к елке; он обернулся, серьезно посмотрел на нее с полминуты и, философски утерев нос, тихо спросил:
« — Гостинцев, слышь, дадут?
« — Дадут…
«Андрюшка кивнул головой и больше не пожелал говорить. Он сидел на стуле, для прочности держался за него руками и серьезно, не мигая глазами, смотрел, как из двери к нему шли и шли один за другим ребятишки.
«Какая-то девица одних лет с Андрюшкой, увидав толпу народа, взревела истошным голосом:
« — К ма-аме ме-еня-а!
«Один из распорядителей взял ее на руки и понес к елке, уговаривая не плакать и обещая дать гостинцев, подарить на платье. Это сразу успокоило ее.
« — Много дашь гостинцев? — осведомилась она, плача и недоверчиво поглядывая в лицо распорядителя.
« — Мешок…
« — А на платье?..
« — И на платье…
«Она вздохнула, помолчала и снова спросила:
« — Не обманешь?
«…— Тебя как зовут?—спросили одного мальчика лет семи отроду, стоявшего заложив руки назад и подняв кверху голову. Он поводил курносым носишкой, точно разнюхивая что-то, и глазенки у него блестели бойко, умно. Одетый в лохмотья, он бросался в глаза своей свобод¬ной позой.
« — Петькой… а что?
« — Так… Грамотный?
« — Нету… а рази только грамотным гостинцев дадут? — обеспокоился Петька.
« — Нет, всем дадут…
« — То-то!
«…Таких детей, мудрых и равнодушных, больных рахитом, истощенных дурным питанием, пропитанных плесенью подвалов, несчастных, жалких, — было пятьсот. Да без билетов пробралось в зал несколько десятков, да на улице, у дверей в думу, стояла густая толпа их… В зале они, ошеломленные видом столов с подарками и красивой, блестящей елки, невиданной ими, быть может, никогда до этого дня, густым пестрым потоком долго ходили вокруг столов, все такие маленькие, немножко угрюмые, очевидно чувствуя себя неловко в громе музыки.
«Пятьсот пар глаз жадно и внимательно присматривались к сапогам и кускам ситца на столах и, наверняка, заранее намечали себе желаемое. В этом молчаливом хождении вокруг столов было что-то до такой степени грустное, от чего у взрослых сердце болезненно сжималось и слезы выступали на глаза.
«Гремела музыка, пел хор певчих мальчиков, и пятьсот пар маленьких ног, обутых в полуразвалившиеся сапоги и башмаки, шаркали по полу.
«Когда роздали подарки, некоторые из детей тут же принялись есть калачи, и ели их с такой жадностью! Некоторые, получив подарок в виде пары сапог или куска ситца на рубаху, крепко прижав его к груди, начали как-то странно метаться по зале, точно спрятаться хотели, точно боялись, что подарок отнимут у них.
«Сколько лиц было озарено счастливыми улыбками; сколько детских глаз загорелись ярким огнем удовольствия! Раздалось веселое щелканье орехов, в воздухе замелькали оборванные бумажки с конфет. Ребятишки оживились, послышался смех, веселые крики.
« — У тебя сколько конфет в мешке? — спрашивает один другого.
« — Шашнадцать… здорово дают, черти!
«Двое татарчат, сидя на полу, примеривали полученные в подарок сапоги. Одному из них сапоги оказались малы, и он, грустно вертя их в руках, оглядывался вокруг, ища чего-то. Вот идет мальчуган с большими вятскими котами(валенками) подмышкой. Татарчонок остановил его, они о чем-то поговорили — и коты на ногах татарчонка, а. его сапоги в руках русского мальчугана. Оба довольны и смеются, глядя в глаза, друг другу…
«Много было хорошего на этом славном детском празднике, много такого, что уми¬ляло душу, много трогательно-детского, по-детски чистого и наивного, по-детски смешного…
«Но все-таки — больше грустного. Подумайте, господа, ведь эти 500 детей, быть-может, лишь одна десятая всех полуни¬щих ребятишек нашего города! И подумайте, что ждет их в будущем! Огромное большинство из этой массы детей — неграмотно и едва ли получит возможность на-учиться грамоте уже по одному тому, что им не в чем ходить в школу, не на что купить книг, и, наконец, потому, что те из них, которые постарше, являются рабочи¬ми членами семьи — няньками и воспитателями своих младших сестер и братьев».
В следующую зиму Горький опять устроил елку, уже для 1200 ребят — самых обездоленных, с беднейших окраин города. Елка была устроена на славу, и Горький благодарил в газете всех тех, кто помогал деньгами и вещами.
Вот что он писал:
« — Сердечное спасибо вам за то, что вы нашли возможным хоть на один день скрасить тяжелую, безрадостную, голодную, жизнь тысячи двухсот маленьких людей!».
Так заботился о детях Максим Горький, великий революционный писатель и неизменный друг детей. Было это в те времена, когда ребятам, да и вообще трудовому народу, жилось тяжело и безрадостно.

С. Балухатый. Костёр, №1, 1937. (Орфография и пунктуация оригинала сохранены)

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставьте комментарий