Как живешь, глубинка? Счастливые дни Трубиных. (Волшута)

За мечтой – из города в деревню


Тихая Волшута
Тихая Волшута. Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

Волшута – небольшая деревенька на самой границе между Михайловским и Скопинским районами. Сейчас зимуют здесь несколько десятков человек, а в недавнем прошлом в этих местах был колхоз, в каждом дворе – животина, большие дружные семьи… Но со временем людей стало меньше: дожили свой век старики, а их внуки отправились на поиски лучшей доли.
В Волшуте нечасто бывают гости. Зато если человек один раз приехал сюда, то он обязательно вернется в эти тихие, завороженные места. А то и останется навсегда в ладу с собой и природой.

От печки

Александра и Егор Трубины – одни из тех, кого сегодня называют модным словом дауншифтеры. Они предпочли жизнь на «низких скоростях» в деревне суете большого города. Сравнительно недавно Александра, Егор и их маленький сын Вениамин перебрались в Волшуту на постоянное место жительства. О том, что такая семья поселилась в деревеньке, мы узнали после того, как Александра начала работать учителем в Михайловской школе искусств. Она учит детей игре на скрипке.
Для того чтобы поближе познакомиться с молодой семьей, где мама на основной работе скрипачка, папа – инженер, а во дворе у них при этом пасека и кроличья мини-ферма, мы и наведались в Волшуту. Александра приглашает в дом: уже по-осеннему зябко на улице, хоть и отчаянно красиво.
Переступаем порог, кажется, игрушечного домика. И сразу обнимает за дверью уютное тепло. В печи размеренно потрескивают дрова, в духовке печется яблочный пирог… Всего одна комната обжита у Трубиных, ее центр – небольшая печка.

У печи
Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

– Ее муж сложил сам. Читал книги, слушал советы тех, кто не одну печку построил в своей жизни. Дом у нас небольшой, поэтому печи в центре достаточно для того, чтобы было тепло. На плите кипятим чайник, а в стеклянную дверцу можно смотреть, как пляшет огонь на поленьях, – рассказывает Александра.

Вот оно счастье, нет его краше

В деревенском доме уютно, тепло и чисто. Для жизни есть все необходимое: современная удобная кухня, вода и санузел в доме, про электричество, кажется, и упоминать нет надобности. Но Александра с улыбкой вспоминает, что первую зиму пришлось пережить в домике с тонкими стенами и холодными полами. Электрические обогреватели позволяли семье не замерзнуть. Но настоящего тепла не было. Только и это не отпугнуло Трубиных. Испытание в данном случае стало приключением.
Александра вспоминает, что жить в деревне всегда хотел ее муж. Он сразу, еще до женитьбы, предупредил невесту о своем намерении.
– Когда мы с Егором женились, он мне сказал: «Я буду жить в деревне, я собираюсь туда уехать, если ты согласна, тогда поехали. Чтобы не было разговоров о том, что я тебя увез за тридевять земель, а ты не хотела». У нас все было честно. Но я никак не могла понять, как люди здесь живут. У меня было сознание полностью городского человека, казалось, что цивилизация – в мегаполисах. Но я всегда с большим воодушевлением отношусь к новым идеям. Тем более, я же не одна должна была поехать, а с мужем. А он уже имел определенный опыт и жил здесь. Но для меня это все было фантастикой. Я хотела, но казалось это каким-то нереальным. А когда мои родители узнали, что мы собираемся переезжать в деревню, они за голову схватились. Мама вообще была в шоке. Мне кажется, что сейчас она только-только начала привыкать к мысли, что мы живем здесь. А мы уже полтора года в Волшуте. В октябре исполнилось шесть лет, как мы женаты, и мы сразу затеяли этот переезд, постепенно шли к этому. Как только мало-мальски обустроили дом, сразу въехали. Здесь были голые стены из пеноблока. Одна стена у нас была обита вагонкой, к ней мы и поставили кровать. Был у нас один детский стол, мы за ним и ели. На дощатом полу лежал линолеум. Постепенно строимся. Доделываем кое-что, подстраиваем, – рассказывает Александра. В печи трещат дрова, на улице слышна возня: Вениамин под присмотром папы играет с Дружком.

В трудах да заботах

На дворе пес Дружок, в доме кошка Тучка. Хозяева рассказывают, что Дружок сам их выбрал, они не успели вселиться в новое жилье, а собака уже начала нести службу. Пришел пес с огромной раной в груди, лечили ее Егор и Александра долго. Но сегодня это жизнерадостный, крупный пес.

Дружёк
Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

– Он сам выбрал свое имя. Мы его пытались позвать разными кличками, но повернул он голову только когда услышал «Дружок!», – рассказывает Егор.
– Тучку мы взяли у родителей Егора. Тоже любим ее. Кошка в доме нужна обязательно, с ней теплее на душе и уютнее. За огородом у нас – пасека, а рядом с домом кроличьи клетки. Мужу комфортнее в уединении жить. В городе многолюдно и шумно. Тем более, он захотел заниматься пчелами. Пасека для него – настоящая отдушина, он там может проводить много времени. У него лежит душа к работе с землей и животными. У него все получается, – говорит Александра.

На пасеке
Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

Деревеньку свою Трубины любят. Каждый день здесь наполнен жизнью. Есть время задуматься, отдышаться и идти дальше. Даже отсутствие некоторых привычных элементов повседневного досуга молодую семью не смущает. Александра рассказала, что праздники для соседей устраивали сами. И Новый год отмечали, и масленицу .
– Мне как творческому человеку приятно находиться здесь. Вдохновляюсь природой, здесь свободно и нет нужды для каких-то ограничений. Захотел сын в одиннадцать часов вечера плясать канкан… И он пляшет! И я не буду нервничать из-за того, что соседи снизу стучат мне по батарее. Например, на скрипке я захотела поиграть в восемь часов утра. Я взяла эту скрипку и играю на ней, сколько мне влезет. Больше свободы в деревне. Конечно, когда говоришь людям, которые живут в стесненных условиях в деревне, о том, что приехала сюда за свободой, они напоминают, что в Москве возможности и работа, и зарплата. Мы видим все по-разному. Ведь если возможности что-то дают, то что-то они и забирают.

Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

Молодежь прекрасно понимает, что зарабатывать при наличии Интернета можно хоть в Уганде, хоть на Северном полюсе. Сейчас с этим проблем нет вообще, если профессия позволяет работать удаленно, то делать это можно в любой точке мира. И каждый выбирает для себя более комфортный вариант. Лучше в беседке с видом на зеленое поле и лес, чем в Москве в бетонной коробке, – делится своим видением деревенского быта Александра Трубина.

Чтобы Волшута не стала урочищем

Егор Трубин работает в Москве, для Александры нашлось занятие в Михайлове, хотя когда семья переезжала в Волшуту, на занятость не рассчитывали.
Александра вспоминает с улыбкой:
– Многие говорили, что мне, скрипачке, здесь делать нечего. Обязательно нужно выступать, участвовать в концертах. Ведь не зря же я двадцать лет училась. Другие говорил, что можно в селе побольше жить, в Грязном, например. На что я отвечаю всегда, что Грязное без меня не умрет, а эта деревня умирает. Если сюда не приедет молодежь, хотя бы какая-то, будущего не будет.
Наша деревня еще держится, а в Александрове вообще живет только один человек. Так что тут для меня момент личный. Как это моя деревня исчезнет и станет урочищем? Мой дедушка по папиной линии из урочища Николаевка, она находилась неподалеку отсюда. Бобрики – тоже урочище, а была огромная деревня, там осталась только одна стена от кузницы.

Семейные предания

Александра и Егор Трубины воспитывают сына Вениамина. Живут они среди своих ближайших родственников. Родители Александры остались в Москве. Зато бабушки ее здесь, как и мама и папа Егора. Александра рассказывает, что и в окрестных селах и деревнях много родных людей.
– Эта деревня для меня родная. Отсюда родом и моя прабабушка, и мой прадед. Мы знаем, что прадед здесь родился и жил. Но история о том, как он отсюда уезжал, а потом вернулся, передается у нас в семье из уст в уста, – говорит Александра. Она рассказывает, как прадедушка Алексей, а для родных Леня, уехал с железнодорожной станции в Армавир, когда ему едва исполнилось 10 лет. Там жил до 16 лет с добрыми людьми, а потом вернулся среди ночи в родную деревеньку.
– Он приехал в Катино ночью, дошел до Волшуты и стучался к брату и сестре. Но ни брат, ни сестра его не впустили, посчитав, что он пропал давно уже. А родительский дом к тому моменту был разрушен, мой прадед пришел в эти развалины, сел и запел «Позабыт, позаброшен с молодых юных лет…». Тем временем брат сестрой встретились, поговорили, прибежали в развалины и узнали его. Он остался здесь жить, потом женился на моей прабабушке. Ее девичья фамилия Чумакова, а вышла замуж за прадеда и стала Мироновой. У них десять детей было, девять дожили до сознательного возраста, и только одна девочка умерла в раннем детстве от кори. А все остальные дети выросли, все были рождены в домике, где они жили и который до сих пор стоит, в нем живет моя двоюродная бабушка. Их сейчас осталось три сестры и брат. Четверо из девятерых. И все здесь, в деревне. Прабабушкин отец тоже родом отсюда. Здесь во всех деревнях соседних у нас родственники, все знают нашу фамилию. Прадедушка делал обувь, помогал женщинам выполнять тяжелую работу во время войны и после нее. Прадед Алексей Миронов в 1942 году пришел с войны раненый, без ноги.
Моя бабушка родилась и до 18 лет жила здесь. А потом вышла замуж за моего дедушку, он с Николаевки, но жили они в Москве. Папа мой родился в Москве. А здесь они с мамой купили дачный дом, и мы всей семьей приезжали в Волшуту на лето. С будущим мужем мы были соседями по дачам и познакомились, когда мне был годик, а ему – пять. Дружили, росли вместе, – говорит Александра. Она не скрывает, что еще один важный фактор – то, что родители мужа живут поблизости. Если что – могут и с ребенком посидеть, и помочь, когда это необходимо.

Жить – не тужить, детей растить

Вениамину, по словам родителей, в Волшуте нравится. Александра и Егор ребенка воспитывают так, чтобы он понимал ценность окружающего мира и живого общения.
– Летом Вениамину вообще отлично, у него тут компания была замечательная, они гуляли все дни напролет, он ходил в гости, к нему приходят в гости. Здесь очень разновозрастная компания, но они все вместе гуляют и играют. Мы с прошлого года начали возить его на занятия в Михайлов раз в неделю. У нас сын подстраивается под обстановку. Он с папой всегда готов куда угодно ехать: частенько подвозят соседей или в непогоду вытаскивают застрявшие машины. У Вениамина много впечатлений, ему нравится здесь. Его иногда спрашивают, не хочет ли он в Москву поехать, он говорит, что нет, ему нравится. Еще бы, ведь он единственный ребенок здесь, очень коммуникабельный, со взрослыми запросто общаются. Тут все его знают, он всех знает, его в каждом доме ждут. Его сразу угощают самым вкусным. У нас был вариант отдавать его в сад, когда я вышла на работу. Но все сказали, что они будут сидеть с ним. И свекровь, и моя двоюродная бабушка, и соседка. Но мы ни от чего не зарекаемся, – рассказывают родители, пока Вениамин деловито изучает округу.

О профессии и увлечениях

Александра рассказывает, что занятий ей нашлось даже больше, чем хотелось бы.
– Я веду блоги в Интернете. Сначала это было хобби, а потом стало и доход небольшой приносить. Мне все говорили: «Что ты там со своим образованием будешь делать? Вот что?» А я сегодня хочу всем этим людям ответить, что если бы я была трактористом, то я себе не нашла бы работу, а вот со скрипкой меня зовут везде, но я не могу разорваться. Муж даже говорит, что мы уехали из города, чтобы общаться, а у меня времени вновь перестает хватать.
Сейчас в детской школе искусств открыли класс скрипки, меня пригласили преподавателем. Уже закупили инструменты, но родители купили свои скрипки для учеников. Работаю два раза в неделю, у меня полставки, а с нового года я выйду на полную ставку. В доме культуры занимаюсь с людьми вокалом, класс уже набрала. Очень много желающих научиться игре на скрипке, уже очередь в класс, – рассказывает молодая женщина.

***


Фото Ольги Фокиной 4 октября 2021

Время за разговорами летит незаметно. И вот его совсем не остается. Осенью темнеет быстро. А столько всего есть в этом краю, о чем хочется рассказать. И самый большой портрет Есенина в районе, и верстовые столбы, и семьи в Волшуте замечательные. А какие кони пасутся на лугах! Но обо всем – потом. Мы обязательно вернемся к этой теме. Главное, что деревня Волшута будет жить, пока живут в ней люди.

Ольга Фокина, фото автора.

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (3 голосов, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставьте комментарий