Последние дворянские гнезда 9

(из семейной хроники рода Воейковых. Село Ольховец Рязанской губернии Михайловского уезда)

Вечера у Аксаковых

Пруд в усадьбе князей Гагариных
Пруд в усадьбе князей Гагариных Феняево. Фото 1896 г.
На этих вечерах Николай Васильевич Гоголь читал свои произведения, только что законченные, но ещё не напечатанные, в том числе и «Мёртвые души». Чтение это было в присутствии многих писателей, поэтов. Происходило это на Верхней Кисловке, в доме со львами на воротах. Здесь посредине 2-го этажа с выступавшим балконом перед кабинетом Аксакова: и происходило всегда чтение.
Присутствовал всегда и мой дедушка Аркадий Владимирович Воейков. Прослушав «Мёртвые души» дедушка мой пришел в такой восторг и экстаз, что сорвался со своего места, кинулся к Гоголю и, нагнувшись, схватил его руку, горячо поцеловав её Гоголь смутился таким порывом и скоро после этого незаметно вышел из комнаты и исчез. Но все остальные нисколько не были смущены поступком дедушки. Думаю, что каждый с восторгом сделал бы то же самое, под таким впечатлением находился каждый из них. Всех потрясло это чудное произведение Гоголя.
Теперь этого дома не существует.

Володин концерт в Рязани

Старшая из сестёр Кутузовых – Мария Дмитриевна вышла замуж за князя Волконского. Мне не приходилось видеть эту пору князей, живших как-то обособленно от своих родственников; слышала только один рассказ от родных, что, когда Митя и Володя были ещё мальчиками, лет 8-ми, 10-ти, они были взяты своим отцом, Аркадием Владимировичем, на какое-то торжество в Рязани, где Володя должен был выступать в концерте с игрой на скрипке. Он тогда проявлял большие успехи в музыке. На концерт собралась вся Рязанская аристократия и, между прочим, князья Волконские проявили живой интерес к игре мальчика, приходившегося им по матери близким родственником. Концерт мальчугана прошёл блестяще; он вызвал бурные и долгие аплодисменты, восторги публики. Володя играл что-то серьёзное из произведений Бетховена, Баха и обратил внимание, незнакомых ему, родных Волконских. Он играл все пьесы наизусть, с такими яркими оттенками, давал почувствовать самые интересные места публике; он весь зажигался во время игры, горел, он понимал уже как взрослый весь рисунок художественной пьесы и давал понять другим его; и все это чувствовали глубокое и верное понимание пьесы. Во время антракта тетка и дядя Волконские, в полном очаровании от игры мальчика, просили пустить их к нему и увидев перед собой виновника торжества, они рассыпались в похвалах к нему, наговорив массу любезностей и обещаний помочь ему в его больших способностях, развить ему свои талант и продвинуть дальше и дальше. Володя был в восторге; уже перед ним блестели яркие стены Консерватории; виделся, гремевший тогда славой, Николай Рубинштейн; он сразу поверил обещанию ласковых князей; уже он возмечтал попасть в их просторное помещение с роскошными скрипкой, роялью… Но прошёл концерт, разъехались все по домам и куда-то исчезли и добрые князья Волконские, обещавшие многое. Все ушло куда-то, остались одни мечты наивные доверчивые. Володя ничего не получил, чтобы продвинуться вперёд. Все потонуло во что-то несбыточное. По своей деликатности и боязни беспокоить Аркадии Владимирович вернулся с Володей домой в деревню, в Грязное, не приобретя ничего существенного для Володи. О нём очевидно забыли. И он остался с теми же знаниями ученика дилетанта, не имея средств и сил выбиться на широкую, просторную дорогу.
Tout passe, tout passe.(Все проходит, все проходит. kirkino)

Гагарины. «Калифорния»

Дети (Воейковы) часто ходили в гости к своей тётушке – княжне Варваре Дмитриевне Гагариной, которая, рано овдовевшая, жила в версте от Грязного, в своём имении Феняево со своими детьми; девочек у неё было три – Прасковья, Варвара и Евгения, а мальчиков – двое; Леонид и Сергей. Леонид был старшим и уже рано стал считаться в семье хозяином, помогал матери вести счета, делал старосте распоряжения по хозяйству. Княгиня Варвара Дмитриевна горячо любила своего первенца и гордилась им он кончил в Петербурге училище правоведения. Но несмотря но то что и Сергей, второй сын, также учился в том же училище, Варвара Дмитриевна была к нему равнодушна, не любила его, и часто жаловалась на его лень, вместе с тем на какие-то хвастливость, заносчивость и равнодушие ко всему. Серёжа был погодок с Володей и Митей; он не был способным к учению мальчиком, но на разные выдумки был способным. Он дружил со своими двоюродными братьями, и они виделись при всяком удобном случае; гуляли вместе в соседнем лесу и выдумывали совместные игры и забавы. И вот однажды, услышав от взрослых разные чудеса о Калифорнии, об её богатстве, о свободной и широкой жизни, мальчики сговорились потихоньку бежать вместе в Калифорнию, чтобы вернуться оттуда богатыми, с массой денег.
После неудачного концерта Володи они порешили оставить в покое богатых родственников. Отчего им не попробовать бы разбогатеть самим? Например, в Калифорнии, где наверняка обратят на Володю внимание и помогут ему поступить в Консерваторию. Скрывая ото всех свою затею, они решили на дорогу сшить мешочки и в них набирать всё для своего пропитания. «Задумано — сделано». Скоро они наполнили свои мешочки желудями, картошкой, кусками хлеба. В их заговоре принимал участие, конечно, и Серёжа Гагарин. Спустя некоторое время, они сговорились о дне побега, выбрав время поздно вечером, когда все заснут, собраться в определённом месте в лесу. Сговорились раньше лечь спать. Серёжа должен был их встретить в лесу. Это было осенью. Когда стало темно, мальчики объявили Минне Леонтьевне, что они хотят спать, и просят на это её разрешение. Минна Леонтьевна удивилась услышать такую просьбу детей и отпустила их спать. Дети сейчас же разделись и улеглись по своим постелям, решив твёрдо не засыпать, а ждать, когда Минна Леонтьевна ляжет сама и пока не услышат её храп. Недолго пришлось ждать, т. к. Минна Леонтьевна, уставшая от дневной работы, сама с удовольствием улеглась; и скоро дети услышали её храп, подтвердивший её сон. Мальчики потихоньку встали, стараясь не шуметь, обулись, одели штанишки, пальто, шапочки, варежки, собрали свои мешочки, повесив их на плечи; и, когда были готовы, увидев покойно спящую свою бонну, — Мите пришла вдруг в голову мысль: а как же мы не простились с Минной Леонтьевной? Им стало жаль бросить её, и они подошли к постели бонны. — «Минна, Минна!» — стали тормошить они её: «Прощай!»… Минна Леонтьевна не вдруг проснулась, но услышав настойчивое требование (проснуться), она открыла глаза и увидела перед собой одетых мальчиков, очень удивилась: «Куда, куда вы?» — спросила она.
— В Калифорнию!
— А вот я вам сейчас такую Калифорнию задам! — сказала Минна Леонтьевна угрожающе, приподнимаясь. И дети, увидев угрожающую Минну, шарахнулись от неё прочь, к своим кроваткам.
— «Вот я вам сейчас задам! Сейчас же раздеться и лечь!»
И дети, быстро стаскивая свою одежду, оставшись в одних рубашках, уже под одеяла, уверенные найти там спасение. Расспросив подробно об их плане побега, Минна Леонтьевна успокоилась, придя к убеждению, что это была одна из несбыточных детских фантазий. Дождавшись, когда они полегли и, отдавшись покою, быстро задремали сладким детским сном, перейдя в сладкий сон о сказочной Калифорнии — она успокоилась сполна.

Дворянские гнезда России. История, культура, архитектура. Жираф, 2000 г. Любовь Духовская Стр. 375 – 377. Рукопись и все изобразительные материалы предоставлены кандидатом искусствоведения Н.А.Виноградовой, внучкой Н.Д. Воейковой.

Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставьте комментарий