Дорога к храму

Докторова В.В.,г. Тула

Докторова В.В.,
г. Тула
автор статьи
“Дорога к храму”

Березка на храме.
На купол старинного храма
Смотрю я – и сердце поет:
На камнях победно, упрямо
Родная березка растет!

Растет, вопреки неудобствам,
Хоть сил невелик запас…
С Отчизной Россией в ней сходство:
Обеим им трудно сейчас.

В их судьбах – лишенья, потери
И ветры, что дуют все злей,
Но выстоят обе – я верю, –
Чтоб радовать русских людей.

Мы с бедами справимся сами,
Пусть путь у России крутой.
Порукой березка на храме,
Что выдержке учит большой.

На купол старинного храма
Смотрю я – и сердце поет:
На камнях победно, упрямо
Родная березка растет!

К.И. Марков

Эти удивительные стихи опубликованы в подаренном мне сборнике михайловского поэта Константина Маркова, моего дальнего родственника.
Так получилось, что с его творчеством я познакомилась только этой осенью, когда исполнила свою давнюю мечту – побывала с 88-летней тетей, Валентиной Сергеевной Тюнеевой, на ее родине в селе Старое Киркино Михайловского района Рязанской области. Здесь она родилась в 1924 году. Здесь закончила семилетку. Здесь работала в колхозе. Здесь пережила самые страшные потери и утраты.
Разрушенный храм в Старом Киркино. Фото Йолли С. 30 октября 2012 г.
С самого раннего детства, как себя помнила, Валентина ходила с отцом в храм и ощущала уже тогда какую-то необъяснимую радость, когда взирала на святые лики с мерцающими перед ними лампадами и свечами, когда присутствовала на богослужениях. “Без Бога не до порога, а с Богом хоть за море”, – любил говорить отец.
До сих пор помнит Валентина священнослужителя отца Иоанна, который жил рядом с их домом. Не вынес он страшного погрома в 1936 году, когда на звонницу церкви влез рьяный исполнитель большевизма и стал молотом разбивать колокол, – с тех пор потерял зрение отец Иоанн, словно ослеп, чтобы не видеть разрушенного и умертвленного храма.
Тогда Валентина стала ходить в Малинковскую церковь за 18 километров от родной деревни. Иногда, когда она возвращалась с поздней церковной службы, слышала вой волков, которых в округе было немало, но осеняла себя крестом, читая молитву, и идти уже было не так боязно, и дорога казалась не долгой.
Священник Малинковской церкви отец Григорий.
Служил в этом храме отец Григорий, но и его не пощадили страшные годы гонений и репрессий. Ему гарантировали свободу в обмен на согласие отрезать бороду и длинные волосы, но отец Григорий не пошел на компромисс с властями и отбыл в лагерях целых 17 лет.
После окончания семилетки Валентина работала в колхозе: косила, вязала снопы, скирдовала, вечером еще и дома надо было помочь по хозяйству: ведь почти 50 соток земли, да скотина, да птица. Валентина еще и кассиром в колхозе работала – вела учет трудодней. Но, как бы ни уставала, продолжала по выходным и праздникам посещать храм, несмотря на усиливающиеся насмешки и порицания окружающих ее комсомольцев-односельчан.
В 1940 году старших братьев – Николая, 1919 г.р., и Михаила, 1921 г.р., призвали на службу в армию. Кто знал, что эти проводы окажутся роковыми?
В августе 1942 года на Дону погиб смертью храбрых Михаил.
В августе 1943 года от Николая, защищавшего подступы к блокадному Ленинграду, приходит последняя весточка.
Работать в тылу приходилось с удвоенной силой – фронт нуждался в продовольствии, и все держалось на женских плечах – мужчины воевали.
Но и эти испытания не смогли поколебать веры, духовная поддержка и дала силы пережить самое страшное в жизни – гибель родных людей.
Младший брат Виктор, 1926 г.р., (мой отец), после окончания горного техникума в 1956 году был направлен по распределению на шахту в город Кимовск. Валентина с пожилой матерью (моей бабушкой) решают переехать вслед за ним.
С болью она прощалась с родным храмом, на разрушенном куполе которого выросла березка. И эта березка оказалась как бы провозвестницей нового этапа духовного возрождения Валентины.
В Епифани - старинном городке близ Куликова поля - в храме Иоанна Предтечи проводил службы отец Михаил, пастырь от Господа Бога.
Сразу же по приезде в Кимовск она узнает, что в Епифани – старинном городке близ Куликова поля – в храме Иоанна Предтечи проводятся службы отцом Михаилом, пастырем от Господа Бога.
Будучи контуженным и тяжело раненным на фронте в годы Великой Отечественной войны, Михаил сподобился чудесного видения, в котором Божия Матерь ему сообщила, что станет он священником, что всю жизнь будет работать в Епифани.
Отец Михаил и стал духовным отцом Валентины. Его истинная, евангельская любовь к своим чадам, старание нести на себе их тяготы и помочь во всем, не исключая быта, потрясали прихожан.
Отец Михаил освящал дом Валентины, неоднократно осуществлял молебны в доме, в Рождество славил Христа.
Может быть, поэтому до сих пор в этом доме так легко дышится, и не от одного, переступившего порог Валентины гостя можно услышать: “Боже! Какая же здесь благодать! Не хочется даже уходить”. Нет в доме ни дорогой мебели, ни ковров, ни телевизора, но всегда горят лампады перед убранными пеленами иконостасами в углах комнат, всегда здесь радушная и приветливая хозяйка.
В те непримиримые годы, когда так сложно было совершать религиозные обряды, тетя, благодаря отцу Михаилу, помогла перекрестить моих детей.
В 1990 году после тяжелой болезни отец Михаил умирает. Это была огромная утрата для тех, кто знал его, для всех его духовных чад.
Тюнеева Валентина Сергеевна. Коренная жительница<br /> Старого Киркино. 2012 год” title=”Михайловский исторический музей”><span><br />Тюнеева Валентина Сергеевна. Коренная жительница<br /> Старого Киркино. 2012 год</span>
</div>
<div class=А в 1995 году окончено строительство храма в Кимовске, и многие прихожане, ранее ездившие в епифанский храм, стали посещать городской храм – и ближе, и за дорогу не надо платить, да и здоровье уже не для поездок. Но тетя, несмотря на свои 88 лет, не изменяет храму Иоанна Предтечи, где служил ее духовник отец Михаил.
И прежде чем войти в храм, она обязательно посетит могилку пастыря, поговорит с ним, мысленно исповедуется. Не эта ли неодолимая связь с духовным отцом дает ей силы и в 88 радоваться жизни, не предаваться болезням, давать такие необходимые и разумные советы окружающим людям.
Валентина Сергеевна – ветеран труда. Двадцать шесть лет она проработала кочегаром на железной дороге. Двадцать шесть лет непосильной физической нагрузки – топила котлы, разгружала вагоны с песком, выдавала смазочные материалы для паровозов. Но и здесь отличалась стойкостью, трудолюбием. Награждена медалью “За доблестный труд”. До сих пор представители администрации Тульской железной дороги присылают тете к каждому празднику поздравительные открытки со словами уважения и благодарности за многолетний добросовестный труд.
Вот такая она, моя тетя, чьей путеводной звездой в жизни стала березка на храме, и сам её жизненный путь – пример бескомпромиссной веры в Бога, пример стойкости духа в любых жизненных и исторических испытаниях, пример любви к близким и родным людям, что я и постаралась отразить в своём поэтическом посвящении тёте:

Наш дорогой, бесценный человек!
Нет слов, чтоб передать все наши чувства.
Ведь на плечах твоих двадцатый век.
Перенесла ты все его безумства:

И голод, и войну, и гибель братьев,
И каждодневный непосильный труд.
Не до красивых туфель было, платьев,
Коль на руках мозоли и мазут.

И выпало на долю испытанье –
Когда клеймили Веру и Христа,
Не изменила своему призванью,
Осталась сердцем и душой чиста.

Судьбу свою устроить не спешила.
Да и когда? Чуть свет – и за дела.
Коня бы на скаку остановила,
В горящую бы избу ты вошла.

О женщинах таких стихи и песни
Слагали – пусть менялись времена.
Ни грамма не было в них елея и лести.
Такими и держалась ведь земля.

Ты всем нужна была.
И все к тебе спешили.
Кто лучший стол собрал бы для гостей,
Наряд бы сшил?
И только говорили:
“Ну, Валентина! Кто сравнится с ней?!”

Скромна была, не жаждала похвал
И не роптала на судьбу и беды.
А слезы… Если кто их и видал,
То лишь от лука в пироги да в день Победы.

И радовалась ты любой погоде,
И коль вода в ведре – хоть в час по капле,
И с печкой – хоть давно уже не в моде –
Ах, были б силы, то рассталась вряд ли б…

Наш дорогой, бесценный человек!
Позволь тебе нам поклониться низко
За то, что на плечах двадцатый век
Ты вынесла и завещала близким

Не чуждаться труда. Любить. Жалеть.
Унынья избегать и праздной скуки,
Не проклинать судьбу. Перетерпеть
Вражду людскую иль душевны муки.

Желаем, чтобы двадцать первый век
Был милосерднее к тебе, великодушней.
Здоровья, сил добавил, а судьбе –
Добро, Надежду и успех грядущий.

Живи, родная, лет ты много-много,
Пусть будет радостей побольше и утех.
Чтоб отвечала ->
– Как здоровье?
– Слава Богу…
– Ну, а живешь ты как?
– Да так же, лучше всех!

upd.: 25.02.2015. Спустя два года, в честь 90-летия Валентины Сергеевны Тюнеевой был снят видеоролик с использованием фотографий жителей Старого Киркино.

Докторова В.В.,г. Тула. Март 2013
Не нравитсяТак себеНичего особенногоХорошоОтлично (Еще никто не голосовал)
Загрузка...

Оставить комментарий